voencomuezd: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] fong1975 в Катер морской пограничной охраны Литвы "PARTIZANAS"
Несколько лет назад Ваш покорный слуга в журнале «Морская Кампания» № 1 2009г. издаваемом издательством «ЭРО-Пресс» опубликовал статью со звучным названием "Гроза контрабандистов".
Partizanas-color copy
Read more... )
voencomuezd: (Default)
Одним из феноменов истории ГВ является удивительное внимание к истории конного отряда Балаховича на службе в Красной Армии в 1918 г. Почему-то служба большевикам Каппеля или там Носовича такого внимания не привлекает... Уже есть статьи Кручинина, Хрисанфова и Васильева. Я сам, заинтересовавшись, писал об этом очень длинную серию постов: http://voencomuezd.livejournal.com/826538.html

И вот пару дней назад, просматривая очередной выпуск сборника "Война и оружия" питерского Артмузея, я наткнулся на очередную такую статью, теперь уже Д.Ю. Алексеева. Фамилия мне не знакома, но оказалось, что это к.и.н., доцент. Я сначала решил, что это очередной перепев известных источников, но оказалось, что нет. Автор наконец-то сделал то, что давно надо было сделать - проверил историю по архивам. В ссылках есть РГВА (фонды 6-й и 11-й дивизий), ЦГАИПД и ЦГА СПб (воспоминания большевиков) и известная в узких кругах рукопись "Отряд Балаховича" из ДРЗ им. Солженицына. Правда, воспоминания Б.С. Пермикина из дела №139 того же фонда неиспользованы. Ну, оно и понятно - там эта тема затронута вскользь.

Я даже немного разочаровался, что авторы аналогичной статьи в "Атаманщине и партизанщине" Заяц-Кругликов поспешили: сборник вышел меньше года назад. Но потом присмотрелся - ан нет, статья Алексеева написана в целом в военно-организационном плане: как формировалась часть, где была, какие приказы и т.д. В плане мотивом Балаховича и прочего новых данных куда меньше. А статья Зайца-Кругликова написана именно с упором на "политическую" часть. Так что для дополнения выложил ее на сайте Свиток. Там есть некоторые уточнения (так, из нее можно узнать, что штаб ВПРШ был организован ДО, а не после побега Пермикина, версия про покровительство Троцкого сомнительна, так как идет из советских мемуаров и т.д.). А также вполне ясно отражена история заговора Балаховича в полку - Алексеев о ней явно знает, но в целом, как видно из статьи, считает гипотезой.

Думаю, теперь этот сюжет действительно окончен.

Read more... )
voencomuezd: (Default)
Однажды, когда отряд вел бои за опорный пункт, противник, почувствовав безвыходность положения, выбросил над окопами белый флаг. Стрельба прекратилась. Ко мне подбежал ординарец командира отряда с приказанием выяснить, в чем дело. «Возможно, это ловушка»,— предупредил командир.
Мы вышли из-за кустов, держа на штыке белый флаг. Двигались осторожно, посматривая по сторонам, нет ли засады. Из окопов противника появились три человека.
— Братцы, не стреляйте, мы сдаемся! — кричали они, размахивая белым флагом.
Мы встретились па половине пути.
— Сколько сдается человек? — спросил я.
Коренастый, с загорелым лицом, с черными острыми глазами унтер-офицер держался нагловато. На его руке виднелась татуировка. «Кажется, моряк», — подумал я. Второй, длиннолицый, с редкими усами, с тревогой оглядывался, видимо, боялся внезапного нападения. Третий, высокий, круглолицый, с испуганными глазами, стоял с опущенной головой. Все они были в английском обмундировании.
— Семьдесят пять человек — целая рота,— ответил коренастый.
— Сколько офицеров?
— Два офицера и два гардемарина.
Усатый помахал флагом. Через несколько минут из окопов один за другим стали выходить солдаты. Они складывали винтовки и патроны. Последним появился командир роты. Его сопровождали два гардемарина.
Офицер подошел ко мне и, медленно поднимая руку к фуражке, словно она налита свинцом, тихо сказал:
— Люди все вышли, можете проверить...
Я внимательно оглядел офицера. Мне показалось, что где-то мы встречались.
— Прошу сдать ваше личное оружие!
Офицер дрожащими руками снял с ремня кобуру с пистолетом и передал мне. И тут я вспомнил, что видел этого человека у Тарпова.
С пленными возвратились в отряд. Кийко, насупив брови и глядя в упор на офицера, спросил:
— Ваша фамилия?
— Моисеев, Николай Андреевич. Бывший командир первого дивизиона тральщиков Балтийского флота.
— С какого времени у белых?
— Я перешел с тральщиком «Китобой» к восставшим на форту Красная Горка.
— Почему сейчас сдались?
— Увидел у белых разложение и продажность...
— В какой состав входила ваша рота?
— В полк андреевского флага.

Неволин А. С. Авроровцы. — М.: Воениздат, 1977. С. 192-193.

Read more... )
voencomuezd: (Default)


В честь праздника - пара статей об РККА: Агеев А. М. Боевое применение артиллерии в героической обороне Петрограда весной и летом 1919 г. ([livejournal.com profile] vasik_catn пару лет назад поделился, вот его оригинал в pdf) и еще статья под катом.

Использование стратегических резервов Красной Армии в весенней кампании 1919 года

Кандидат исторических наук полковник П. ДМИТРИЕВ


Военно-исторический журнал. №9. 1976. С. 61-69

Весной 1919 года Коммунистическая партия и Советское правительство во главе с В. И. Лениным прилагали огромные усилия, чтобы ослабить бешеный натиск на Советскую республику объединенных сил внешней и внутренней контрреволюции. В связи с этим остро встал вопрос об определении направления главного удара противника и сосредоточения стратегических резервов для его отражения. От этого в значительной степени зависел успех весенней кампании 1919 года, основным содержанием которой была борьба Красной Армии за стратегическую инициативу на фронтах и организация разгрома ударной группировки главного ставленника Антанты — Колчака. Целью данной статьи является показ значения стратегических резервов Краской Армии в решении этой задачи [1].

Read more... )
voencomuezd: (Default)
К предыдущему... Вспомнил. Попалось мне как-то фото фрайкоров, но что там на рукаве у них написано, я не понял? Никто не разберет?





Бонус - печати фрайкоров в Латвии. Просто так (с).

Read more... )
voencomuezd: (Default)
Благодаря http://www.europeana.eu/ вышел на сайт Латвийской национальной библиотеки: http://zudusilatvija.lv/ У них, оказывается, большой фотоархив. Вот только сохранить картинку нельзя. Так что вырезал пэйнтом. Несколько фоточек на память оставлю, там, похоже, малозасвеченные экземпляры.



Латышские стрелки Адамс Сакинa и Франц Зельц.

Read more... )
voencomuezd: (Default)
Несколько фоток солдат лимитрофной Латвии 1919-1930-х... Все в той или иной мере кликабельно.

Read more... )
voencomuezd: (Default)
Из записной книжки волонтера

Около месяца я пробыл на фронт под Псковом.
Я ушел на фронт в минуты величайшего энтузиазма, которым был охвачен пролетарский Питер, в минуты, когда по зову фабричных гудков, призывавших пролетариат к борьбе против авангарда мирового империализма, собрался весь революционный Петроград.
Светло было тогда на душе. Каждый из уходивших на фронт был полон великих надежд, каждый рвался в бой. Наша решимость биться с наступающим врагом была безгранична.
И казалось того, что против нас не устоят никаке армии, никакие полчища белогвардейцев. Казалось, что нет такой силы в мире, которая могла бы противостоять нашему революционному натиску. Но стоило присмотреться к тому, что происходило на фронте чрез несколько дней после нашего прибытия туда, как все надежды наши разлетелись, как дым...
У нас не было ничего: не было оружия для местных крестьян, беспрерывно приходивших целыми группами и просивших, чтобы их вооружали; не было продовольствия для красноармейцев; не было необходимых для санитарных отрядов медикаментов; не было, наконец, той единой спайки,той революционной дисциплины, которая должна была явиться первым залогом нашего успеха.
И я видел и чувствовал, как с каждым днем гасли у нас, сознательных рабочих, надежды на какое-либо спасение.
Мы внимательно присматривались к происходившему вокруг нас и боль, мучительная боль и безнадежность, охватывали душу. От нашего энтузиазма, от нашего революционного оборончества не осталось и следа. Почти все мы говорили, что прав был тов. Ленин, когда утверждал, что мы не можем, а потому и не должны сейчас воевать.
Некоторые из нас, не желавшие мириться с таким положением дел, продолжали, несмотря ни на что, отстаивать свои позиции революционного оборончества. Мы говорили: Да, борьба не равна и нам предстоит гибель. Но ведь за то умрем так, как умирали парижские коммунисты".
Так рассуждали мы. Мы рассуждали искренно, но, надо признаться, что это перспектива - красивой смерти и полной гибели всех наших революционных завоеваний - нас отнюдь не удовлетворяла.
Нас охватывала апатия. И мы думали: "Пусть будет, как будет. Пошлют нас в бой - пойдем. Отправят домой - тоже пойдем"...
И мы пошли, когда нас отправляли домой. Пошли с тяжелым сердцем, с разбитыми надеждами, с сознанием, что наша революция находится в опасности.
Таков первый печальный итог нашего месячного пребывания на фронте.

В первые дни нашего прихода местные крестьяне были охвачены таким же энтузиазмом, как и мы. Группы крестьян, как я уже упомянул выше, беспрерывно приходили к нам и просили, чтобы их вооружали для борьбы с немцами. Всюду они нас встречали с распростертыми объятиями. Они смотрели на нас, как на своих спасителей и все свои надежды возлагали на нас. И как бы для того, чтобы реально выразить свое отношение к нам, они нас кормили и поили, не беря от нас ни копейки. Когда им хотели платить, они нам говорили: "Нет уж, братцы. Зачем нам деньги? Если немец придет - все заберет. Уж вы не допускайте, чтобы проклятый немчура пришел сюда". И, уверенные в том, что мы его не допустим, они во всех наших первых стычках с немцами оказывали нам самую деятельную поддержку.
Этот энтузиазм крестьян и их братское отношение к нам вселяли в нас много надежд.
Но это было только в первые дни.
А затем... затем в настроении крестьян произошел резкий перелом.
Виною этому было отчасти перемирие, которое понизило настроение не только в рядах крестьян, но также и в рядах красноармейцев. Ничего удивительного нет. Перемирие - положение неопределенное. А неопреденность положения всегда отрицательно действует на человеческую психику.
Именно под влиянием этой неопределенности крестьяне настойчиво стали говорить о мир. Представляя себе силы немцев в виде неслыханных полчищ, все сметающих на своем пути, крестьяне, наряду с глубокой ненавистью к ним, вместе с тем боялись их. Бывали случа, - это, повторяю, относится к концу нашего пребывания на фронте, - когда отказывались вооружаться и просили наших красноармейцев уйти из их деревни, так как, в противном случае, когда немец займет ту или иную деревню, то он камня на камне не оставит в ней.
И надо сказать, что эти опасения являлись плодом не просто трусости, а неизбежно вытекали из тех фактов, которые был известны местному крестьянству. Немцы не щадили никого и ничего. Если им было известно, или если им кто-либо доносил, что в занятой ими деревне крестьяне до их прихода были вооружены, то крестьяне поголовно расстреливались, и деревня превращалась в кладбище. Крестьянский скот, продовольствие - все отбиралось безвозмездно. От "порядка", наведенного немцами в занятых местностях, люди не переставали стонать, и николаевский режим, по сравнению с режимом немецким, казался раем. Все это крестьяне знали, и потому вполне законной была их боязнь и вполне понятным желание мира во что бы то ни стало.
Крестьянство не только не хочет, оно и не может воевать. Слишком уже оно утомлено 4-летней бойней, слишком много молодых и здоровых жизней поглотила эта бойня. Требование мира во что бы ни стало объясняется также и тем что приближается время полевых работ, и перспектива войны, да еще и затяжной, после длительного перемирия, им никак не улыбается. Они хотят, чтобы никто не мешал им в их насущной, крестьянской работе. А это возможно только после заключения мира. Вот почему они не могут и не хотят мириться с продолжением войны.
Возможно, что в случае открытия военных действий - с нашей ли стороны или со стороны немцев - настроение крестьян опять изменилось бы к лучшему.
Перед реальной угрозой попасть в когти немецких хищников они, быть может, решились бы драться до конца.

Я.Янковский

Петроградская Правда. №66. 3 апреля 1918 г.
voencomuezd: (Default)
Рассказ очевидца из Двинска

Комиссар 2-й части Двинской милиции Константин Бережков, выехавший из Двинска 11 марта, приехавший в Витебск 13-го, сообщил следующее: немцы в Двинск вступили 8 февраля в количестве 25 мотоциклистов, приблизительно полк пехоты. Грабежей частного имущества не было, разгромила толпа лишь интендантские склады и оружие валялось просто на улицах. на следующий день прибыли приблизительно два пехотных полка. На улицах были расклеены объявления о том, что немцы являются друзьями народа, что пришли воевать с большевиками, с Красной гвардией для установления порядка в стране. Затем, кто будет действовать против союзников Германии, будет предан военно-полевому суду. На третий день прибыли полицийместер, немецкая полиция и жандармы. Сменив милицию, они занялись уничтожением революционной литературы, начиная от большевистской и кончая кадетской включительно. Вся литература была предана роскошному аутодафе, устроенному на Соборной площади. Жителям после семи часов вечера воспрещалось выходить на улицу. Ранее распущенная Советов городская дума была восстановлена; в составе гласных было 75 проц. социалистического блока. Была попытка со стороны черносотенцев, гласных до-революционной думы повесить портрет Николая II в зале Городской думы и взять власть в свои руки, но немецкие власти этому помешали и не позволяли, причем лояльность немцев дошла до того, что они даже не сняли красного флага, висевшего в зале думских заседаний. Все гостиницы и частные свободные квартиры реквизированы, причем применялась и сила при освобождении квартир. Городская управа обременена непосильным обложением, выражающимся в доставке дров немецким властям, приблизительно на сумму 100.000 руб. в месяц, между тем, как касса Городской управы совершенно пуста. немцы устроили в городе две меняльные лавки, где наш рубль разменивается на 50 коп. литовских денег, причем взятые в начале из обращения керенки потом в меняльных лавках обменивались, причем за 20 руб. платили 15 руб. разменными деньгами или 7 1/2 руб. на литовские деньги. За покупаемый товар немцы платят, как им вздумается. Мебель, рояли и все, что есть ценного в городе, все увозится в Германию. В течение трех недель из забранного продовольствия немцы отпустили для населения, насчитывающего свыше 35 тысяч душ, из съестных припасов лишь 1.200 пудов муки, т.-е. по 1/2 ф. на человека на три недели, и заявили, что на большее расчитывать нельзя. Сахар увезен в Германию. Вольной продажи хлеба нет. Все солдаты и офицеры отправлены, как военнопленные, причем офицеры сами одели погоны. Содержатся офицеры, конечно, при лучших условиях, чем солдаты. Солдатам варят конину, они все занумерованы на груди и их отправляют на общественные работы. Почти все солдаты и офицеры отправлены в глубь Германии. В Двинске осталось солдат около тысячи человек. Членов Двинского Совета он не видал, кроме председателя Совета, Чешейко, который находится в Двинске. Захваченные члены Совета содержатся в тюрьме. В тюрьму также посажен железнодорожный комитет. Восьмичасовой рабочий день уничтожен и заменен десятичасовым. Открыты дома терпимости, причем все проститутки взяты на учет и каждая желающая заниматься проституцией приглашается зарегистрироваться. Радовавшиеся вначале приходу немцев жители, уде недовольны. Гражданским лицам дются пропуска во вновь оккупированных областях, в ранее же занятых местностях пропуск получить почти невозможно. Железная дорога из Двинская соединена с Берлином и оттуда прибывает много поездов. Военная добыча немцев колоссальна и не поддается учету.
Все кухмистерские и буфеты обязаны отпускать немецким офицерам и прочим германцам по 60 коп. обед, а для русских за этот же обед берут 6 руб.

Д. М.

("И. К. С. К. Р. и С. Д.")

Петроградская Правда. №59. 25 (12) марта 1918 г.

Read more... )
voencomuezd: (Default)
Набрел на сайт IMW, а там оказалось до черта фоток британцев по гражданской. Кое-что утащу.

THE ALLIED INTERVENTION IN SOUTH RUSSIA, 1919-1920

Officers of the British Military Mission to South Russia by a French Renault FT-17 tank, captured by Bolsheviks, at Odessa, summer 1919. Photograph taken during a tour of the White Russian Don Army units with General Sidorin, the Commander of the Army.

Read more... )
voencomuezd: (Default)
В Латвии, между прочим, 11-го празднуют День Лачплесиса, национального героя латышского военного эпоса. Праздник установлен в честь победы над Бермондт-Аваловым под Ригой. Ну ладно, вот вам фотка в честь праздника - да еще и с Лачплесисом.



Броневтомобили "Эрхардт" на пути в Ригу, 1919.

Да, я знаю, что это не Лачплесис, а святой Георгий. Ну так и броневики - литовские. Но если сунуть какому-нибудь озабоченному поцреоту фотку - может и прокатить, вдруг какой-нибудь латышский националист спутает двух этих мужиков в белом с мечами?
voencomuezd: (Default)


Казаграша в фошисто_хистори выложил этот снимок так, как это ему свойственно - под дебильным заголовком "Итоги большевистской АТО в Петрограде". На самом деле в Петрограде благодаря провалу начштаба 7-й армии В.Я. Люндеквиста была раскрыта белоподпольная организация Национального центра, ориентировавшаяся на Юденича, которая организовала ячейки в армии и на заводах. Были произведены аресты его членов, изъято свыше 6 тыс. винтовок и другого оружия. Арсенал, как видим на фото, был не такой уж маленький, хотя подавляющее количество оружия устаревшее - берданы, обрезы, старые револьверы и даже сигнальные пистолеты.
voencomuezd: (Default)
Слабая статья. Я даже не понял, какие именно модели были в СЗА. Ну и ладно, пусть будет.
Заодно поставлю ссылку на главу из книги Мати Граф. Эстония и Россия 1917—1991: Анатомия расставания. Таллин, 2007: http://www.vptv.planet.ee/vyshgorod/mati_graf/book.pdf А то любят у нас рассказывать, как неблагодарные эстонцы киданули няшек-белых.

Доронин Ю.П.
АВИАЦИЯ СЕВЕРО-ЗАПАДНОЙ АРМИИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

֊
К середине 1919 г. Южный фронт генерала А.И.Деникина был не единственной угрозой существования советской власти, в период ожесточенных сентябрьских боев неожиданно на первые роли выдвинулась Северо-Западная армия генерала Н.Н.Юденича [1], подступившая к пригородам Петрограда.

Во время подготовки наступления армии Юденича на Петроград генерал К.Г.Маннергейм [2] сообщил Верховному правителю России адмиралу A.B.Колчаку, что готов двинуть против большевиков 100-тысячную финскую армию, которую поддержало бы до 90 аэропланов [3]. Единственным условием этого выдвигалось признание независимости Финляндии. Однако ни Деникин, ни Колчак не поддержали его. 20 июля 1919 г. адмирал телеграфировал Юденичу: «Не вступайте ни в какие договорные обязательства с финляндским правительством. Условия соглашения неприемлемы и нет уверенности в активной помощи Финляндии» [4]. Тем самым была отвергнута помощь Юденичу, которая возможно могла стать решающей для победы над большевиками, то есть совершена ошибка, по своему значению, роковая.

Read more... )
voencomuezd: (Default)
[К предыдущему посту о фильме "Лачплесис"]

Ой, посоны, виноват, на этом сайте о латвийской истории, оказывается, можно перейти по тегу "латвия-война-за-независимость" и выпадут некоторые интересные статейки. Конечно, на английском, но понять все можно.

http://latvianhistory.com/tag/latvian-war-for-freedom/

Больше всего интересны следующие.
- Британский королевский флот в Балтийском море в поддержке независимости Латвии - весьма неплохая статья, информативно.
- Латвийско-российский мирный договор 1920 года - ничего нового, но прочитать можно.
- Евреи Латвии в борьбе за латвийскую независимость - аж 1000 человек сынов Израиля боролась за независимость своей Родины! А может и все 1200. Четверо получили высшую награду страны - орден Лачплесиса.
- Советская Латвия 1918-1920 гг. - составлено, само собой, в типичных для современной Латвии выражениях о крававам бальшивиЦкам гинацыде!

Latvian communists were convinced in their quest for worldwide socialist revolution and saw Latvia as flaming torch against the revolutionary enemy powder tower. Pēteris Stučka declared a steadfast move to socialism. To start this a Red Terror was initiated. At first it was chaotic, made towards former governmental workers and keeping the order. Special local investigative commissions were formed and first revolutionary tribunal in Vecgulbene on December 18. After realizing all these institutions were working independently beyond government control the LSSR Commissariat of Justice begun to take direct control over them. Revolutionary Tribunals were made in every district. The goal was the struggle and extermination of bourgeoisie.



Armed Latvian communist women. Many women took part in the soviet atrocities

The class war started with the removal of political rights for everyone except workers. Next step was struggle against private property. To assist front line confiscations of personal belongings were issued by force. After that the people considered bourgeoisie started were forced to take part in social work. Nobles, land and real estate owners, tradesman, businessman and intellectuals were sent to work on streets and heavy works. Those who resisted were threatened with revolutionary tribunal and concentration camp.

As the front line reports became more threatening, the enslavement was no longer enough. On the frontline communist groups took hostages and cleared the prisons on retreat. On March 14 first mass execution in Riga took place. 57 prisoners were shot. Next day in Riga Female Prison 30 people were killed. At the end of March 200 people were shot in Riga main prions. Executions took place in country side and in Daugavpils far from frontlines. 98 people were shot there on March 26-27. If that was not enough an order was issued to forcibly move people from Riga Central Districts to remote places such as Zaķusala, Kundziņslala and Sarkandaugava.Hundreds of thousand people were moved, the exact number is unknown. People were sent to ghetto like envoriments

One of the main sufferers of the terror were Baltic Germans. As front came closer soviets begun to take hostages 91% of imprisoned hostages were Germans. More than thousand people were taken hostage. Nationalistic hate towards Germans was clearly present in soviet Latvian ideology and was seen as revenge for the events of 1905 and beyond.

The main terror institutions were Interior affairs commissariat and commissariat of Justice. In contrary to Russia, own Latvian Emergency Commission the Latvian version of Cheka was not made. As Cheka in Russia was autonomous from other state institutions causing problems, Latvian soviets made secret police within Interior Affairs commissariat called Political Department. The “trials” were made by revolutionary tribunals. Soviets managed to build concentration camps in various parts of Latvia. Largest one was in city of Pļaviņas.

The amount of victims by the Red Terror is not precisely known. One account names 3632 of them 1549 murdered in Riga. Pēteris Stučka later himself claimed to have killed 1000 people during his rule. Various documents deny us to make precise calculations. The Latvian Soviet government had genocidal character as it was clear attempt to exterminate completely various social and ethnic groups. The terror was disproportional to actual resistance and increased because of front line problems. The terror only boosted the resistance against the regime.

The reason for this was also radical economic reforms. Steps were taken to completely destroy the private property. First drastic emergency tax was instituted against bourgeoisie and confiscation of the capital. Then in February banks were nationalized. Then on March 1 1919 major step was done to begin nationalization of all rural lands. Land owners became renters and had to sign contract to use the land further. It was done according to teachings of Karl Marx that expropriation and land rent would ensure state income. However, Stučka was planning to create soviet collective farms. This was the move that made people against the soviet power. Instead of giving land to landless peasants everything was taken by the state and gathered in collective farms. On March 8 last decree was made to confiscate all industrial, trade and agricultural enterprises in value of 10 0000 ruble. Only thing that soviets were unable to ban was money, but they hoped to ban it sometime later.



Да, такой геноцид что аж геноцид. Насчет 3500 убитых в Латвии, а тем более 1500 в Риге я не очень верю. В России за весь 1918-й год ЧК расстреляла около 8, ну может 10 тысяч. А тут вдруг такое резкое увеличение относительно населения Латвии, да еще при отсутствии ЧК. Слабо верится.
Ну ладно, пусть будет в копилке, там посмотрим.
Фотки там хорошие. Увеличиваются по клику, кстати.



One of the ships in the Soviet Latvian War Fleet. Slogan on side says Death to Capitalism!



British sailors on board during the Battle of Riga 1919



Pēteris Stučka and his soviet government in Riga
voencomuezd: (Default)
Утром 25 сентября 1919 г. отряд кораблей Онежской флотилии высадил в тылу у противника - в Лижемской губе - 3-й батальон 3-го стрелкового полка под командованием краскома Е.Линовского. Этот батальон, сформированный из преданных делу революции питерских рабочих и финских интернационалистов, ранее отличился во многих боях. Вот так выглядели в описании самого Е.Линовского люди, составлявшие этот батальон, и их командир: "Комбат т. Линовский - бывший рабочий-металлист, - высокий, чёрный, загорелый, покрытый пылью, в кепке, выгоревшей от солнца, с расстегнутым воротом, в ботинках и крагах, с огромным кольтом на боку, - он меньше всего напоминал командира регулярных войск... Под стать ему были и красноармейцы, в большинстве питерские рабочие и красные финны. Кто в папахе, кто в соломенной шляпе, а кто в фуражке, в длинных матросских клёшах, в офицерских галифе, снятых с финского офицера, а кто в такой дряни, что и названия ей не придумаешь. И только винтовки, гранаты за поясами, пулемётные ленты через плечо, бравая воинская выправка и тот пыл, с которым они на ходу распевали песни, доказывали, что несмотря на внешность, бойцы таковы, что на них можно положиться.

Е.Линовский. Под Петрозаводском. Исторический очерк. М., 1928. С.10-11.

Высадка десанта была настолько дерзкой и неожиданной, что на первых порах враг не оказал почти никакого сопротивления. Батальон закрепился на побережье и начал успешно продвигаться в направлении станции Лижма, чтобы перерезать железную дорогу.

На следующий день Онежская флотилия перебросила на захваченный плацдарм 2-й батальон 6-го финского полка под командованием М.Г.Матсона и отряд петрозаводских коммунистов под командованием т. Зуева.


Очерки истории Карелии. т.II. Стр.110-111.

...Где бы батальон Матсона не появлялся, всюду он наводил ужас на врагов. Даже внешний вид его бойцов, вспоминал Линовский, был необычный; они носили полушубки мехом наружу.

М.М.Коронен. Финские интернационалисты в борьбе за власть Советов. Л., 1969. С.140-141.
voencomuezd: (Default)
Я раньше думал, что белогвардейские газетные публикации о жизни по красными как о тоталитарном нищем аде господа контрреволюционеры просто придумывали, чтобы драматичнее было. Но на самом деле они сами во все это верили, даже если жили в эпицентре событий.
Вот и пример попался - дневник петроградской обывательницы, дворянки, лучшего-человека-России, все как водится.

http://www.slavistickodrustvo.org.rs/pdf_dokumenti/Russkoe_zarubezhje_2013.pdf

Фабрики и заводы не работают, при мне закрыли последний Путиловский, из-за недостатка материалов и топлива. Все рабочие распущены и разоружены, точно такие и красноармейцы, которым дают оружие лишь отправляя на фронт. Охрану казарм несут женщины, которые отбирают у солдат сапоги и простыни, так как были случаи бегства солдат. Женщины одеты в серую форму, на голове папаха казацкая, одетая на одно ухо, а с другой стороны кудри.

Охрана города тоже в руках женщин. Расстрелы раньше производились матросами и латышами, затем китайцами, а последнее время тремя женщинами. Во главе «чрезвычайки» стоит женщина — еврейка (кажется Равич).

Между красноармейцами всегда коммунисты — двое не могут разговаривать, чтобы третий между ними не был коммунист. За красноармейца отвечает вся семья, а за авиатора не только семья, но и вся его рота. Сыск поставлен очень высоко, причем поцветает так называемый перекрестный допрос. Люди его испытавшие говорят, что этот допрос вынести немыслимо и невольно топишь и себя и других. Так раскрыты были и раскрываются все заговоры в самом зародыше. Часто слышишь от этого измученного в конец народа, следующую фразу: «я не боюсь более Страшного Суда, так как этот Суд будет Божий и Справедливый».


А в реале - никакая Равич никаким ЧК в Петрограде не управляла, в описываемый момент председателем ПетроЧК был И.П.Бакаев. Равич - это всего лишь жена Зиновьева, которая, правда, одно время была комиссаром внутренних дел. Путиловский завод, который опустел из-за мобилизаций рабочих на фронт, закрыт не был, а наоборот, оборудовал летом-осенью броневики. Мобилизацию милиционеров на фронт и замену их женщинами, равно как и замену еще в 1918 г. оружия милиционеров берданками (трехлинейки были нужны на фронте) авторша тоже принимает за исчезновение военных сил. Бред о массовом заложничестве и поголовной круговой поруке вообще всех в комментариях не требуется. Пассаж про двух коммунистов чуть ли не слово в слово повторяет белые газеты, где по коммунисту через каждого беспартийного красноармейца, чтоб не сбежали.

Было несколько восстаний, например, весь семеновский полк с пением и музыкой «Боже Царя храни» перешел целиком на сторону Родзянки, но на другой же день по одному человеку стал возвращаться обратно

А здесь цитата-парафраз из петроградских "Известий", чего авторша даже не понимает.

Тогда насаждали полную барку «контрреволюционерами» и отправили в Кронштадт, но до Кронштадта она не дошла, а по дороге была потоплена, причем если какая-либо голова показывалась на поверхности моря, то ее били прикладами или расстреливали.

Михалкову было куда расти...

Еще раз - авторша, дважды дворянка, "безвыездно проживавшая в городе", была настолько тупа и безграмотна, что не только не понимала, что творится вокруг, не только не знала имени начальника ЧК и так далее, но и просто придумывала что можно на основе услышанных слухов. Там дальше она пишет, что не знала даже, что творится в соседнем районе. Дамочка просто жила в параллельной реальности. И вот этот бред нынче печатается как "свидетельство современника".
Очень, кстати, много сходства с дневником Гиппиус, которая тоже отжигала не по-детски.
Вот почему я не люблю, когда для описания повседневности используют дневники подобных буржуазных обывателей.

P.S. Тут кто-то, помнится, спрашивал, на основе каких сведений Файджес писал о танках Троцкого? Ну, я догадываюсь, каких.

У нас пошел слух, что Юденич одерживает блестяще победу, что красные войска совершенно теряются перед «танками». Экстренно собрано было собрание, на котором Троцкий просил принять все меры к устройству танков; но собрание высказалось за полную невозможность и, если лишь особенные усилия будут приложены, то первый танк может быть готов лишь через ½ года. Тогда Троцкий выпустил трактор, объявил везде, что это первый танк своего производства.
voencomuezd: (Default)
Юзер [livejournal.com profile] nicodim_from, большой фанат батьки Балаховича, за что я его недолюбливаю. В прошлом мы спорили в сообществе ру_хистори о том, сознательно убегал от большевиков Балахович, давил ли он восстания на службе красных, дабы довести "ненависть к большевикам до озверения" и т.д. Собственно, благодаря этому я и обратил внимание на данный сюжет. И вот теперь [livejournal.com profile] nicodim_from совершил благое дело и сходил в РГВА, где попытался найти приказы по полку Балаховича и прояснить темные вопросы этой истории. Увы, этого ему не удалось, как из-за отсутствия некоторых документов, так и по причине ограниченности работы. Но тем не менее эти сведения несколько конкретизируют и уточняют уже полученную информацию. По ссылке так же опубликована последняя (и, видимо, окончательная) подборка материалов об этой истории: http://voencomuezd.livejournal.com/826538.html?thread=5433770#t5433770
voencomuezd: (Default)
Скачал на мир_книг еще полковую историю из сканированных ГОПБ. Все сразу не прочитаешь, вот и давлю помаленьку. Экземпляр оказался интересны - история 10-й дивизии, воевала с Эстонией, Балаховичем, белополяками, антоновцами и басмачами. Есть краткая история и несколько воспоминаний плюс мелочь вроде полковых песен. Стандартный набор.
Несколько самых интересных отрывков, которые пригодятся моему френду.

СЛАВНЫЙ ПУТЬ БОРЬБЫ 30 СТР. ПОЛКА

I. ВВЕДЕНИЕ.

30-й стрелковый полк в составе X дивизии в боях не участвовал. Он вошел в состав дивизии 25-го июня 1922 года. История полка ни чем не отличается от истории других частей Красной армии, которые, как и 30-й стр. полк, вели грозные сражения с врагами пролетарского государства.

30-й стр. полк берет свое начало от 96-го запасного полка.

II. ФОРМИРОВАНИЕ.

I. Начало формирования.

2-го октября 1918 года Алатырский уездный военный комиссариат получил распоряжение приступить к формированию запасного полка, имея в виду отправку его на фронт не позднее 1-го января 1919 года.

К этому времени в г. Алатыре и его окрестностях располагались две отдельные пехотные роты, а в общежитии уездвоенкомата проживали до 40 чел. матросов, демобилизованных солдат и красногвардейцев.

7-го октября 1918 года уездный военный комиссариат приступил к формированию 96-го запасного полка. В основу этого формирования легли указанные роты и команда, а также крестьяне Алатырского уезда. К концу октября в полк влились коммунисты Алатырской партийной организации и 96-й запасный полк, насчитывая около 2500 бойцов, приступил к учебе.

Мороз. Плохо обмундированные бойцы готовятся к бою. 18-го декабря уездвоенком докладывает Партийному комитету, что 96-й запасный полк обмундирован полностью, оружия достаточно, полк может отправляться на фронт». К концу декабря 1918 года полк представлял из себя вполне надежное звено Красной армии.

В это время IV-я Петроградская и XI Нижегородская дивизии, понеся в боях на южном фронте большие потери, были направлены в г. г. Липецк и Елец. 21 января /42/ 1919 года распоряжением штабе южного фронта обе дивизии слились в одну, получив наименование «Сводная стрелковая дивизия». В целях пополнения дивизии до полного штата в ее распоряжение в числе других частей Красной армии направляется и 96-й запасный полк.

2. Следование на фронт.

9-е февраля 1919 года. Дождь. Эшелоны. Летучий митинг. Бойцы дают клятву победить врага. Полк направился в г. Елец.

В это время обстановка на западном фронте настолько начала сгущаться, что явилось необходимым перебросить сводную дивизию, не ожидая конца ее формирования...

96-й запасный полк, не доезжая г. Елец, получил приказ дивизии следовать в г. Люцин (Витебской губ.). Перегрузившись в другие эшелоны полк 5-го марта 1919 года прибыл в г. Люцин. Прибытие полка совпало с переименованием дивизии в XI дивизию. В это время полк переименовался в 97-й стр. полк.

III. ПЕРВЫЕ БОИ. БОЙ ПОД Г. МИТАВОЙ.

3. Прибытие на фронт.

Две недели усиленных занятий в г. Люцине и полк снова в эшелонах: его перебрасывают по железной дороге в Митавское направление. Не доезжая 10 верст до г. Митовы, полк выгружается из вагонов (10 марта 1919 г.) и, войдя в оперативное подчинение 1-й Латвийской дивизии, несет до 21-го марта охрану железной дороги и шоссе.

4. Первый бой.

21-го марта полк получил приказ с рассветом 22-го марта начать наступление на г. Митаву. Полку придали бронепоезд «Стенька Разин».

Город Митава был в руках немцев, которые, укрепив левый берег реки Да, занимали весьма выгодную позицию; из своих окопов немцы свободно просматривали тыл расположения полка.

На рассвете 22-го марта 1-й батальон полка, под командой т. Корчагина, начал наступление в направлении ст. Оллай, прошел два километра и вынужден был, понеся значительные потери, отойти в исходное положение. Противник не преследовал.

С 23-го марта по 1-е апреля полк ежедневно имеет короткие стычки с немцами. /43/

5. Бой под гор. Митавой.

2-го апреля 1919 года 2-й батальон, под командованием тов. Руднева (ныне начальник части военно-хозяйственного снабжения Х-й дивизии), повел наступление в обход гор. Митавы. Противник численно сильнее и лучше обученный окружил 2-й батальон. Все говорило за то, что батальону грозит пленение, но это не случилось. Бойцы 97-го стр. полка выдержали экзамен на отлично: они в результате упорного боя прорвались и соединились с полком. Потери обоих сторон были велики.

Штаб 97 (ныне 30) полка в 1919 году на Польском фронте.



1 Командир полна — Руднев. 2. Военн. комиссар — Семячкин. 3. Зап. оружием - Петрович. 4. Пом. адъютанта —Крылов. 1 Комендант. 6. Нач. пулеметн. ком. Крутиков. 7. Полит. руков. Васильев. 8. Полит. руков. Семенов.

18-го апреля в 7 часов 3-й батальон под командованием тов. Луконен, снова перешел в наступление на гор. Митаву, имея задачей лобовым ударом ворваться в город.

Противник открыл по наступающим артиллерийский, бомбометный и пулеметный огонь, а когда батальону удалось подойти к окраине города (заводу), противник ввел в дело и минометы. Неравность сил и средств были очевидными к 8-ми часам. Однако, бойцы рвались вперед. В 10 час. комбат Луконен был ранен в грудь, руку и ногу и батальон, лишившись начальника, с боем отошел на присоединение к полку.

Смелые действия батальонов полка, не имевших в своем распоряжении даже половины того, чем /44/ располагали немцы, вынудили последних приостановить свои наступательные порывы и начать работу по укреплению г. Митавы.

97-й стр. полк, будучи незначителен числом, перешел к обороне.

Нельзя не подчеркнуть здесь замечательную работу коммунистов, которые личным примером заражали красноармейцев желанием сломить сопротивление противника.
28-го апреля противник делает первую попытку прорвать расположение полка. Полк легко отбрасывает его в исходное положение.

В ночь на 30-е апреля противник налетом снимает почти всю 6-ю роту, находившуюся в сторожевом охранении, и, ворвавшись в расположение 2-го батальона, наносит последнему большой урон. Несмотря на эту неудачу, полк стойко держит свои позиции и 3-го мая 1919 года передает их подошедшим свежим частям 1-й Латвийской дивизии.

X лет десятой стрелковой дивизии РККА. Исторический очерк за 1918-1928. Издание политотдела 10-й стрелковой дивизии. Вологда, 1928. С.42-45.

ВОСПОМИНАНИЯ О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДИВИЗИИ


Я. Ф. ФАБРИЦИУС

ПЕРВЫЕ ШАГИ ДИВИЗИИ



Х-я стрелковая дивизия формировалась летом и осенью 1918 г. в гор. Вятке.

В январе 1919 года некоторые полки названной дивизии стали прибывать на Нарвский (86-й и 87) и Псковский
(81-й и 83-й) боевые участки против войск Юденича и белых эстонцев. Дабы создать действительно боеспособную Красную дивизию, Начальником Псковского боевого участка тов. Васильевым, мною, военным комиссаром того же участка, и комдивом 11-й дивизии было приступлено к слиянию бывшей Новгородской 11-й стр. дивизии с X стрел. Вятского формирования. Слитые части образовали новую X стр. дивизию. Бывшие Новгородские полки 8, 9 и 10 уже имели большой боевой опыт в гражданской войне 1918 года во время наступления на Псков, Крейцбург, Валк, Майзекул и при отходе из белой Эстонии на Ново-Изборские позиции. Но не получая в период боев пополнения и потеряв много убитыми, ранеными и убывшими из полков по равным причинам, они насчитывали настолько мизерное количество штыков (по 150 штыков в полку), что даже в то время было трудно назвать их полками. /54/

Слияние полков производилось в весьма тяжелой и трудной боевой обстановке. В момент слияния пришлось отбивать яростные атаки противника и останавливать его наступление. При таких трудных условиях был сформирован, из 8-го Новгородского полка и части 85-го полка X дивизии — 85 стр., полк под командой тов. Кузнецова. В виду того, что 86 стр. полк, прибывший из гор. Вятки и присланный на боевой участок, попал на Нарвском боевом участке в плен, пришлось названный полк сформировать из 10-го Новгородского полка 11-й Новгородской ДИВИЗИИ, батальона войск Псковской ВЧК роты Пименского Железного полка, уже расформированного. Комполка 86 был назначен комполка 10 Новгородского тов. Антипов. Прибывший из Вятки 84-й полк в то время занимал позицию по восточным берегам Чудского и Псковского озер, а 83-й полк продолжал сражаться на Нарвском боевом участке. Командиром бригады был назначен комполка 8-го Новгородского тов. Тупишин (быв. полковник старой армии), вступивший в ряды Красной армии с первых дней ее сформирования и, несмотря на свой преклонный возраст, принимавший горячее и активное участие во всех боях.

Из штаба 11-й Новгородской и X стр. дивизий нам удалось создать вполне работоспособный штаб, который и руководил оперативной работой не только частями л стр. дивизии, но и другими частями, входящими в состав Псковского боевого участка.

Полки X стр. дивизии (85 и 86 в особенности) доказали свою боеспособность и храбрость в последующих боях с бело-эстонцами в феврале, апреле и мае 1919 г. на Изборских позициях, где деревни и пункты переходили из рук в руки. Несмотря на пополнение бело-эстонцев бело-финами и превосходство их сил, они не могли сбить частей Псковского боевого участка.

В июле месяце того же года начальник Эстонской дивизии Ритт, изменив советской власти, завлек с собою некоторые эстонские части Красной армии на сторону бело-эстонцев и таким образом открыл фронт у Ново-Изборска, где противником были брошены бронемашины в тыл и на правый фланг 85-го и 86 полков. Но испытанные в боях красные герои, отрезанные от своих соседей и потерявшие всякую связь с ними, а равно со штабом бригады и дивизии, не растерялись и, воодушевленные своим комполка, отбили наседавшего противника и нанесли ему такой сокрушительный удар, что после этого боя бело-эстонцам понадобилось около трех дней для привода в порядок своих разбежавшихся и разбитых частей. /55/

После отходе красных из под гор. Пскова в последних числах июня 1919 годе, чести X стр. дивизии были стянуты в районе станции Карамышево с тылом в гор. Порхове. В это же время туда прибыли из гор. Вятки последние полки дивизии (88 и 89). Все части дивизии были вполне сформированы и боеспособны. Они не только задерживали в районе Карамышева яростное наступление бело-эстонцев, но и переходили в контр-наступление, разбивая противника и захватывая боевую добычу: орудия, пулеметы, массы пленных и проч. Но мне не довелось более быть и работать в рядах доблестной X стр. дивизии. Получив ранение после крушения поезда под гор. Псковом, мне пришлось временно эвакуироваться в гор. Старую Руссу в госпиталь на излечение.

Не могу не упомянуть тех честных и преданных Революции товарищей, которые своей самоотверженной работой помогли мне создать боевую и мощную единицу и) X стр. дивизии.

Много трудов по созданию дивизии положили первые начдивы: бывший начдив Новгородской тов. Васильев (ныне покойный), тов. Кеппен, состоящий ныне на службе в штазапе и тов. Курганский, ныне замнечартзапа, который и был первым начартдивом X дивизии. Моим близким помощником в напряженной боевой работе были — военный комиссар X стр. дивизии тов. Авдеев, начполитотдела тов. Чекалов, тов. Зильберман, Александров, Левин, Кузнецов. Много трудов, активности и энергии выпало на долю первого революционного трибунале дивизии под руководством предреввоентрибунала тов. Лациса, помощника его тов. Хрякова, тов. Кателл, Лаудон и др.

Ведя борьбу на других фронтах и в других частях, мне пришлось ставить в пример товарищескую спайку и революционную бодрую семью, какая существовало в бытность мою в X стр. дивизии, зимой и весной 1919 г. В те памятные дни, когда на фронте измученные беспрерывными боями, без отдыха и без получения пополнения, поредевшие ряды X стр. дивизии чувствовали неустойчивость, когда начинал выдыхаться революционный энтузиазм, все ответственные работники, как политотделе, так и трибунала выезжали на самые опасные месте фронте. Стоило появиться и окопах этим товарищам, своим примером и революционным энтузиазмом воодушевлявшим красноармейцев, кок бойцы, не только останавливали наступление белых, но под их руководством вели X стр. дивизию вперед и таким образом наносили сокрушительный удар зарвавшемуся противнику. /56/

Мне никогда не приходилось в необходимый момент назначать персонально и указывать кто из работников должен ехать участвовать лично в предстоящих боях. Все. как один, начиная с самого ответственного работника и кончая рядовым партийцем штадива, каждый раз вызывались сами; в таких случаях мне приходилось, сообразуясь с работой, указывать тому или другому товарищу о необходимости его находится в штабе для исполнения своих повседневных текущих оперативных заданий.

Кроме того, считаю необходимым отметить спайку и товарищеское отношение политработников и комсостава дивизии с работниками Псковских советских и партийных учреждений, таковыми были: председатель губисполкома тов. Гей, член губисполкомов. Иванов, Кондратьев, губвоенком Сергеев, зам. губвоенкома Баклач и предгубчека Матссон. Работники губисполкома, укома и губчека всегда старались помотать военным работникам, чем только могли. При наступлении на Псков они находились в передовых рядах Красной армии, а при отходах отступали в последних рядах арьергарда. Многих из этих славных товарищей уже не стало: они погибли в разных боях, но память и та товарищеская спайка, плодотворная и воодушевленная работа для пользы и укрепления Советской власти, в частности частей X стр. дивизии никогда не забудется.

X лет десятой стрелковой дивизии РККА. Исторический очерк за 1918-1928. Издание политотдела 10-й стрелковой дивизии. Вологда, 1928. С.54-57.


АЛЕКСЕЕВ

СМЫЧКА КРАСНОАРМЕЙЦЕВ С КРЕСТЬЯНАМИ В БОЯХ ПРОТИВ БАНД БУЛАК-БАЛАХОВИЧА.

Банды Булак-Балаховича зверски расправлялись с населением и частенько нападали и наши красноармейские части. В один из таких набегов, в ночь с 5 на 6 ноября 1919 года Балахович сжег целый район, до 20 мелких деревень, расположенных полукругом около нашей дивизии.

Трудно описать словами, что мы переживали от злобы и ненависти к противнику. Мы не могли вымолвить /62/ слова и KOh загипнотизированные смотрели на пожарище. Тов. Руд им первый нарушил молчание, предложил нам спасти хотя оставшиеся деревни. Оружия было мело, и оно было на строгом учете. Например, в дер. Дулове всего было 22 человека и 1 пулемет, а в других деревнях и того меньше, как, например, в Турке было всего 7 человек и I пулемет. Поэтому, лишь с риском потерять свою собственную позицию, мы могли выделить группу, чтобы отстоять соседние деревни.
Каждый понимал и сознавал трудность и опасность положения и в то же время необходимость спасти жизнь и имущество ни в чем неповинных крестьян. Но потерять свою позицию, значит дать возможность эстонцам и батьке Балаховичу продолжать зверства над крестьянами в наших деревнях.

Но в эту минуту никто не думал о себе, а все были полны лишь желанием спасти уцелевшие деревни от разгрома. Сорганизовались 2 партии по 10 челов. каждая и двинулись на дер. Юхново и Крюково. Во главе пошел военком 1-ю батальона тов. Мутьев.

У деревни нас кто-то окликнул: «стой». Мы залегли и стали рассматривать окраину деревни, предполагая, что балаховцы уже заняли ее. Каково же было наше удивление, когда вместо солдата, мы увидели крестьянина с дубиной в руке. Мы рассказали ему о цели нашего приходе. Узнав в нас красных, он крикнул, и немедленно, как тараканы из щелей, с тали вылезать крестьяне; кто с топором, кто с лопатой, кто с косой, взрослые, старики и 10-тилетние подростки, все чем-нибудь вооружены. Я никогда не видал таких радостных лиц. как лица всей этой толпы. Нам пожимали руки, благодарили.

И 70-тилетний старик, с топором в руке, подошел к нам и сказал:

«Товарищи, спасибо, что пришли, а то ведь я хоть и гляжу в могилу, но прежде, чем проклятый Балахович поджег бы деревню, он бы перешагнул через мой труп».

Нас пригласили в хату, а дюжий мужик с дубиной приказал трем подросткам пойти на окраину, и как только пойдут белые, прибежать нам сообщить. Хозяйка не Знала, как и чем нас угостить. Вытащила все яства, которые у нее только имелись. Крестьяне, же наполнившие хату так, что яблоку негде было упасть, наперерыв спрашивали нас о дневном бое и о нашей силе. На их лицах была видна искренняя радость по случаю нашего прихода и твердая, как и у нас, решимость лечь костьми, но не допустить белых до деревни.

Понемногу от шепота перешли к громкому говору, ругали эстонцев, острили на счет «батьки» и рассказы/63/вали про господство белых. В самый разгар беседы вбегает мальчик лет 11-ти, открыв лишь дверь кричит; «идут». Я думаю, что быстрота, с которой опустела комната: сделала бы честь любой пожарной команде. Словом, не успели мы схватить винтовки, как во всей хате осталась одна хозяйка, а на дворе стояли крестьяне и ждали нашего приказания.

Разделились на две партии, приказав одной идти вправо, а другой — влево. Но фоне пылающей деревни ясно вырисовывался силуэт цепи, которая двигалась на нас. Белых было человек 30—35. Подпустив их шагов на 75, мы дали ружейный залп и сразу свалили пять человек, после чего цепь остановилась, подобрала раненых и бегом понеслась назад, видимо предполагая засаду с нашей стороны.

Наши союзники - крестьяне не выдержали и грянули громкое «ура», которое, благодаря ночной тишине, казалось еще громче. Это-то «ура» так смутило поджигателей, что они так и не подходили к деревне. Трудно описать ту радость, которая всех охватила от мала до велика. Казалось, что нас задушат в порыве радости.

Поблагодарив хозяев за помощь и угощение, мы двинулись дальше в дер. Бабьяково, которая осталась еще целой. В Бабьякове та же история, тот же прием, та же встреча. Крестьяне рассказали нам, что в соседнюю деревню вошли 29 балоховцев и, приказав жителям выгнать скот, с двух концов подпалили деревню, всунув в крышу зажигательную ракету. Дрожь пробирала нос при мысли, что люди, да еще крестьяне, — правда, отуманенные белыми, — могли бы учинить такое зверство над своим братом-крестьянином.

Когда мы, пройдя всю деревню, подошли на другой край, то все небо было красно от зарева. Пылали 63 деревни, и в течение каких-нибудь 3 часов все пространство от Псковского озеро, Пскова и реки Великой на востоке, Изборска — на западе и дер. Крюков-Бабьяково — на юге, было занято одним гигантским костром.

Сколько погибло добра, последних крох хлеба, сколько было слез отчаяния и сколько осталось нищих и сирот, не подлежит ни учету, ни исчислениям! И если были еще среди крестьян такие, которые верили в белых и их избавление, то после ночи с 5 на 6-е ноября таких не осталось ни одного. Даже отсталые старики, нелюбившие нас, красных, видели теперь, кто из нас защищал их интересы, мы ли красные, остерегающие их добро и жизнь, или поджигатели белые. Кстати, 85 стрелковый полк воздал должное «батьке» Балохоничу, в ноябре 1920 г. разбив его «доблестных сынков»-поджигателей. /64/

Переговорив с крестьянами, толпой окруживших нас, двинулись в путь на дер. Овсяниково, тоже подожженной, в надежде поймать хоть пару любителей красного петуха. К нашему величайшему удивлению? проводником вызвалась идти девушка лет 17, которая очень умоляла нас взять ее с собой. Нам показалось это странным, и я спросил ее о причине столь убедительной просьбы.

Она мне ответила, что знает хорошо местность и что хочет хоть чем-нибудь отомстить белым, так как они оставили ее нищую сироту с 2-мя сестрами 10-ти и 6-ти лет на руках. Ее геройство нас тронуло и ни у кого не хватило храбрости ей отказать или отговорить, ибо каждый понимал ее желание. Она нас провела к деревне Овсяниково так, что ни одна собака нас не заметила. Провела идеально. Деревня пылала в двух местах, но белых не было.

Крестьяне нам рассказали, что две группы поджигателей по 50 человек (эстонцев и балаховцев) оцепляли деревни, чтобы никто не удрал, приказывали выгонить скот, вещей брать не давали и поджигали деревни с двух концов. Свершив свое гнусное дело, балаховцы уходили. Дальше, мы все с той же девушкой, прошли до деревни Дубляги, где обнаружили батарею и, удачно сняв посты, обстреляли ее, а затем с рассветом подошли к дер. Гнилище, где ночевал сам Балахович. Мы узнали, что вся деревня была полна солдат.

Выбивать всю эту ораву 8-ю человеками, хотя и готовыми на все, было безумием, но, однако, лишить себя удовольствия, хотя бы пострелять по этой сволочи мы не могли. Пользуясь кустами, мы подошли, обстреляли деревню, а затем удачно «посадив») часового и подчаска мирно сидевших на завалинках «провалились сквозь землю», т.-е. кустами и тропой ушли на Бабьяково и благополучно добрались с полученными сведениями до штаба, несмотря на то, что по нам открыли огонь и быта пущена конная погоня.

Через несколько дней нам сообщили, что наши труды не пропали даром — кроме спасенных деревень, мы способствовали успеху других наших частей.

С 7-го ноября, годовщины Великой Октябрьской Революции, началось общее бегство балаховцев, и уже к 9-му ноября наши части обратно заняли свою позицию.

Проезжая через две недели по тем же местам, мы видели уже построенные землянки, а кое-где строились и новые хаты. В этом селе, где кр-цы помогли винтовкой своим братьям, по собственному почину красноармейцев и комсостава, была оказана им материальная /65/ помощь, путем отчисления иp своего жалования а также дали крестьянам, свободных от работ лошадей на подвоз материала и помогли рубить хаты.

Ночь с 5 на 6 ноября никогда не изгладится из памяти всех свидетелей этого гнусного и подлого поступка Знаменитого зверствами белого генерала Булак-Балаховича.

X лет десятой стрелковой дивизии РККА. Исторический очерк за 1918-1928. Издание политотдела 10-й стрелковой дивизии. Вологда, 1928. С.62-66.

Сравните, кстати:

...Кроме перечисленных ужасов, Булак-Балахович в бытность свою в Пскове с мая по август, по освобождению Пскова от белых банд завершил свои «успехи» уничтожением пожаром сорока семи деревень, около 900 с лишним дворов в Логозовской и Палкинской волости, которые еще до сих пор не могут оправиться от понесенного разорения и восстановить свое хозяйство и в то же время являются самыми верными свидетелями всех «порядков» белого правительства.

Главным исполнителем столь почетного дела, как уничтожение крестьянских хозяйств, являлся сын известного псковского купца б. прапорщик Сафьянщиков, лично зажигающий и руководящий поджогами деревень.
voencomuezd: (Default)
КРАХ МОНАРХИЧЕСКОЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ НА СЕВЕРО-ЗАПАДЕ РОССИИ
(1917—1920 гг.)
В. Д. Зимина


Важным направлением в изучении исторического опыта защиты завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции является исследование антисоветского лагеря (ибо в условиях острого классового противоборства «надо ясно знать своего врага» [1]), в том числе тесного сотрудничества российской и международной реакции. Советскими учеными сделан значительный шаг вперед в разработке истории монархической контрреволюции. В ряде работ раскрыты ее стратегия и тактика, формы и методы борьбы против Советской власти, за реставрацию монархических порядков [2]. Рассматривалось и взаимодействие российских монархистов (черносотенцы, октябристы и часть кадетов) с силами международного империализма, в том числе с германскими реакционерами в северо-западном регионе России. Однако специально эта проблема не изучалась, она затрагивалась в основном в связи с исследованием вооруженной борьбы белогвардейцев и интервентов против Республики Советов [3]. В данной статье предпринимается попытка рассмотреть некоторые стороны совместной антисоветской деятельности русских монархистов и германских империалистов на северо-западе России в годы гражданской войны и интервенции.

Read more... )

Profile

voencomuezd: (Default)
voencomuezd

April 2017

S M T W T F S
      1
23 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 09:26 am
Powered by Dreamwidth Studios