voencomuezd: (Default)
События 3 – 5 июля и последовавшее обвинение большевиков в измене и шпионаже вывели конфликты внутри революционного сообщества на новый уровень. Понятно, что обвинения, опубликованные от имени Г.А. Алексинского и В.С. Панкратова, выходили далеко за рамки товарищеской полемики. Не вызывает удивления, что большевики заявили о намерении привлечь «клеветников» к суду, а М.Ю. Козловский, находясь в «Крестах», действительно обратился в Петроградский окружной суд с ходатайством о привлечении Алексинского и Панкратова к судебной ответственности. Большинство социалистов (за исключением представителей крайне правого крыла) было также склонно видеть в «разоблачениях» Алексинского клевету и доносительство, и в социалистической печати появился целый ряд статей, клеймивших Алексинского, и ранее имевшего неблаговидную репутацию в революционной среде, как бесчестного клеветника. Распространяемые Алексинским обвинения затрагивали и некоторых из умеренных социалистов, в том /161/числе Ф.И. Дана, обвиненного в сокрытии связей с Германией меньшевика А.С. Мартынова. Дан ответил на это заявлением о намерении привлечь Алексинского к суду за клевету в печати. В свою очередь, ЦК организации «Единство» вынужден был реагировать на многочисленные обвинения, «позорящие […] доброе имя» Алексинского и выразил пожелание, чтобы тот привлек своих обвинителей к третейскому суду. Алексинский заявил, что предпочел бы разбирательство в обыкновенном суде, но «из желания быть лояльным к ЦК Единства» согласен на третейское разбирательство, и вызвал на него ответственных редакторов «Новой жизни», «Рабочей газеты» и «Дела народа». Не получив отклика, Алексинский спустя некоторое время опубликовал повторный вызов, который также был проигнорирован, что, с учетом отношения к Алексинскому в революционной среде, было вполне объяснимо. Несколько более сложной была реакция революционного сообщества на выступление В.Л. Бурцева, в открытом письме обвинившего лидеров большевиков и интернационалистов в том, что они являются, «вольно или невольно, агентами Вильгельма II». Как известно, Бурцев стоял вне социалистических партий, но пользовался огромным авторитетом как разоблачитель провокаторов и частично сохранил свой авторитет вплоть до 1917 года, несмотря на «патриотическую» позицию, занятую им после начала войны, и предпринятую попытку примириться с самодержавным режимом. Выступление Бурцева вызывало /162/ категорическое осуждение даже умеренных социалистов, квалифицировавших его как «литературное хулиганство». Однако социал-демократ Х.Г. Раковский, обвиненный Бурцевым в германофильстве и в сотрудничестве с Парвусом, выступил с открытым письмом, в котором выразил надежду, что у Бурцева «сохранились еще традиции старого революционера» и предложил ему либо отказаться от обвинений, либо принять третейский суд. По поручению Раковского, меньшевики А.Я. Гальперн и К.М. Ермолаев обратились к Бурцеву с предложением назвать своих представителей на суде. На письмо Раковского Бурцев ответил лишь после публичного напоминания о вызове: он заявил, что у него «нет и быть не может никакой почвы для третейского разбирательства» с теми, «кто вместе с ленинцами в такой роковой момент истории […] родины работает над ее разложением». Позднее, отвечая на критику В.Г. Короленко за отказ от третейского суда, Бурцев писал: «Для меня Раковский – не литературный противник, с которым у меня существуют теоретические разногласия, а политический враг […]. При таком взгляде на Раковского я, конечно, никогда не позволю себе идти с ним на третейский суд, как равный с равным [….]». Отказ Бурцева участвовать в разбирательстве позволил оппонентам публично объявить его клеветником. Третейский суд предложил Бурцеву также меньшевик А.Г. Зурабов, предупредивший, что отказ будет расценивать как «уклонение от ответственности» и признание собственной виновности, но и на этот вызов Бурцев ответил отказом, хотя не мог не понимать, что тем самым наносит окончательный удар по своей репутации в революционной среде.

Лаврова Е.М. Конфликты в революционной среде в 1917 году и попытки их разрешения // Революция 1917 года в России: новые подходы и взгляды. Сб. научн. ст. / Ред. колл.: А.Б. Николаев (отв. ред. и отв. сост.), Д.А. Бажанов, А.А. Иванов. СПб., 2015. С. 161-163.

Хех, Алексинский-то давал жару. То-то именно ему поручил этот фальшак публиковать.

И да, [livejournal.com profile] yroslav1985, не помню, поздравлял ли тебя с публикацией. Поздравляю теперь - познавательно вышло, только опечаток много. Ты всю эту литературу через знакомых доставал или в библиотеках работал?
voencomuezd: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vasik_catn в Поддельное письмо о революции и мире.
В связи с февральской революции вытаскиваю повыше свой давнишний пост о нечасто используемом историческом источнике по вопросам 1917 года.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] vasik_catn в Поддельное письмо о революции и мире.
Пока полтырнета трёт за усатого таракана, я напишу кое-что про конкурирующий сюжет. По долгу службы в руках оказалось вот такое письмецо: лист около А4, ровный, уверенный почерк, с двух сторон:

 
Крупнее. )

Письмо было подброшено германцами в русские окопы в начале марта 1917 г. К сожалению, никакой внятной сопроводительной информации к письму не имеется: ни где этот "вброс" случился, ни как докочевал до нынешних времён. Сомнений же в поддельности не возникает: так патетично о воле русского народа и кознях Англии действительно сподручнее писать прусскому генштабисту, а не московскому мещанину.
Я же вцепился в это письмо от удивления. Вроде бы и тема для меня не чужая, а о возможности существования такого рода источников ну ни разу не задумывался. Очень интересно.
Да, тут - письмо буквами. )
voencomuezd: (Default)
Интересно, какой хитрожоп аннотацию писал?

Оригинал взят у [livejournal.com profile] taii_liira в Следственное дело большевиков


Следственное дело большевиков. Книга 1 / Иванцова О.К. (отв. ред.). - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2012. - 991 с.

Сборник документов посвящен деятельности " Предварительного следствия о вооруженном выступлении 3-5 июля 1917 г. в г. Петрограде против государственной власти", начатого после июльских событий Временным правительством по обвинению лидеров большевиков в государственной измене и шпионаже в пользу Германии. Издание знакомит с материалами официального следствия по делу большевиков, дает исчерпывающие ответы на вопросы о масштабах, путях, формах финансирования немцами большевистской партии накануне Октябрьского переворота и в целом позволяет по-новому оценить существование скрытого "германского фактора" в русской революции.

Издание рассчитано на специалистов по истории России XX в., а также на самый широкий круг читателей, интересующихся отечественной историей.

PDF, DjVu
https://yadi.sk/d/AiCG06-kp8Aeo
http://booktracker.org/viewtopic.php?p=202512#torrent


Второй том: http://ru-history.livejournal.com/4550282.html
voencomuezd: (Default)
Русский зомбоящик внезапно озаботился свободой слова у турок.
Преследовать революционеров у себя и с одобрением цитировать революционеров у своего врага - весьма традиционное дело.

а1 (208) а1 (209)

Воронежский телеграф. №228. 11 октября 1916 г.
voencomuezd: (Default)
В связи с очередным срачем с нейтралами (в который я вмешиваться не буду, ибо надоело) подкину небезынтересную ссылку - работу выдающегося советского историка С.В.Тютюкина "Ленинский лозунг поражения «своего» правительства в империалистической войне", опубликованную в Исторических записках в 1968 г.: http://www.booksite.ru/fulltext/zapisk/text.pdf А то наши доморощенные марксисты могут только выдирать куски из контекста и переиначивать на свой лад.
Небольшая цитата:

Сложившуюся ситуацию Ленин обрисовал в Манифесте ЦК РСДРП «Война и российская социал-демократия» краткой фразой: «При данном положении н е л ь з я определить, с т о ч к и з р е н и я м е ж д у н а р о д н о г о п р о л е т а р и а т а , поражение которой из двух групп воюющих наций было бы наименьшим злом для социализма». В этих условиях, исходя из законов формальной логики, можно было либо 1) объявить естественным правом всех наций защиту своих «отечеств» (как сделал, например, Каутский), либо 2) провозгласить лозунг «ни побед, ни поражений» (Мартов, Троцкий, Чернов). Но был и третий возможный вариант решения данного вопроса, состоявший в том, чтобы поставить всю проблему в совершенно иную плоскость, выдвинув для социалистов всех без исключения воюющих стран лозунг превращения империалистической войны в войну гражданскую, не только не останавливаясь перед возможностью поражения «своего» правительства, но и способствуя этому поражению революционной работой в тылу и на фронте. По этому последнему, единственно правильному пути пошел Ленин. Только этот путь отвечал коренным интересам революционного пролетариата, только он означал полный и бесповоротный разрыв с империалистической политикой правящих классов.

В общем, лозунг ставился Лениным в совершенно конкретной исторической обстановке и опирался на совершенно конкретные объективные условия империализма начала ХХ века, которых в сегодняшнем мире уже нет и потому просто механически брать лозунг прошлого и повторять его - бессмысленно.

Да и вообще, в номере оказалось много интересного. Советую почитать для повышения образовательного уровня.

П. Н. А б р а м о в. К истории первого этапа Октябрьской революции в деревне (октябрь 1917 — май 1918 г.)
Н. К. Ф и г у р о в с к а я. Банкротство «аграрной реформы» буржуазного Временного правительства
С. С. X е с и н. Русский флот накануне Октября (положение, численность, состав)
С. В. Т ю т ю к и н. Ленинский лозунг поражения «своего» правительства в империалистической войне
Р. Ш. Г а н е л и н. Царизм, буржуазия и американский капитал перед Февральской революцией 1917 г.
Б. В. А н а н ь и ч. Внешние займы царизма и думский вопрос в 1906—1907 гг.
М. С. С и м о н о в а. Аграрная политика самодержавия в 1905 г.
А. С. Н и ф о н т о в. Статистика урожаев в России XIX в. (по материалам губернаторских отчетов)

С О О Б Щ Е Н И Я
Ю. В. А р у т ю н я н. К проблеме освоения культуры
А. Я. Г р у н т. Из истории Московского Военно-революционного комитета (формирование ВРК)
С. М. Т р о и ц к и й. Памяти А. А. Новосельского (1891—1967)
Список трудов А. А. Новосельского
Ю. Е. Н о в и к о в, С. И. П о т о л о в. Памяти М. П. Вяткина (1895—1967)
Список трудов М. П. Вяткина
voencomuezd: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ext_449909 в Письмо Ризова Горькому
Письмо Ризова, болгарского посланника в Германии. // Новая Жизнь. Пг., 1917. №26, 18 мая, с. 3.

   Это гнусное и глупое письмо было передано 15-го Мая в редакцию «Новой Жизни» неизвестными лицами. Письмо — в двух экземплярах, оба адресованы на мое имя и запечатаны печатью Ризова. Само собою разумеется, что отвечать Ризову я не буду, считая вполне достаточным ответом факт опубликования его наглости.
   Ризов познакомился со мною в 1915 г. в Италии, где он был тогда посланником Болгарии.
   Подлинники письма хранятся в Редакции «Новой Жизни».

М. Горький.


   В публикуемом документе сохранена орфография подлинника. — Ред.

   Глубокоуважаемый и дорогой Алексей Максимыч,
   Официально мы с Вами теперь враги, так как наши отечества воюют между собою. Но Вы знаете, что я всегда любил русского народа и его интеллигенцию так искренно и так горячо, как ненавидел царского правительства. Одно уже это обстоятельство создает мне нравственного права обратиться к Вам настоящим письмом,— независимо даже от моего давнишнего глубокого и неизменного к Вам уважения. Обращаюсь же к Вам не только как высоко-талантливому русскому писателю и общественному деятелю, но и как идеологу того гуманного социализма, который, по всему видно, один и в состоянии объединить всех русских борцов свободы и правды на общее служение возрождающейся великой России.Read more... )
voencomuezd: (Default)
Проблема выхода России из войны и «Брусиловский прорыв»

Симонова Татьяна Михайловна

Поиски путей к сепаратному миру со стороны дипломатического руководства Четвертного союза с Россией начались с ноября 1914 г., после осознания провала «блицкрига». В начале 1915 г. княгиня М.А. Васильчикова направила Николаю II письмо с предложением организовать в какой-либо нейтральной стране сепаратные переговоры о мире с Германией [1]. В середине февраля 1915 г. шведский король Густав V выразил готовность предложить свои услуги «в скорейшем окончании войны» [2]. Министр иностранных дел С.Д. Сазонов резко отрицательно ответил на эти инициативы [3].

Read more... )

Хм. Получается, что в Калининграде было две конференции по ПМВ, что ли? Даже три? С чего б это?

И да, издание наших товарищей выпущено очень-очень-очень-очень дешево. Мало что-то германский Генштаб сегодня коммунистам платит на ревпропаганду.
voencomuezd: (Default)
1916 год. Воронежская губерния Началось все с того, что какая-то графиня М.Д.Апраксина услышала, будто бы в деревне появился немецкий аэроплан. Полетал-полетал - и улетел. Сама графиня не придала этому значение, но тут вскоре к ней пришел какой-то странный человек, назвался турецким беженцев и попросил милостыни. Милостыни не получил и ушел. И тут у графини появилась догадка - а что, если эти события как-то связаны! После чего она сообщила куда следует.

Read more... )
voencomuezd: (Default)
Разоблачения Германии

ПАРИЖ. 5-XI. Политический отдел федерального совета публикует следующие сообщения: Установлено Федеральным трибуналом 10-X, что революционные брошюры, оружие и бомбы были перевезены из Германии в Цюрих при содействии немецкого генерального консульства при сотрудничестве чиновника консульства. Эти предметы были сохранены в помещении генерального консульства, чтобы потом переслать из Швейцарии в Италию, где они должны были послужить для пропагандирования революционного движения и для разрушения. Консульский чиновник был присужден к трем с половиной годам тюрьмы, 3000 штрафа и вечной высылке. Консул протестовал энергично перед немецким правительством, которое, однако, по просьбе федерального правительства отозвало вице-консула Шульца, которому было доверено консульство в Цюрихе.

Вестник Временного Правительства. №7. 7 (13) ноября 1918 г.

Не выгорело с Италией-то у немцев.
voencomuezd: (Default)
Николай КИРМЕЛЬ,
доктор исторических наук


«ВСЕХ ПОДОЗРИТЕЛЬНЫХ, ОСОБЕННО В ФОРМЕ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ... ЗАДЕРЖИВАТЬ»
Как в России боролись с вражескими диверсантами


С началом войны австрийская и германская разведки стали забрасывать свою агентуру в тыл русской армии для совершения диверсий — подрывов железнодорожных мостов, складов, оборонных предприятий и других важных объектов. С целью подготовки руководителей диверсионных групп в Германии были открыты специальные курсы, где их обучали подрывному делу, поджогам [1]. Засылались диверсанты через нейтральные страны — Румынию, Швецию и Китай.

Противодействовали спецслужбам противника военные агенты (атташе) в нейтральных странах, контрразведывательные отделения Главного управления Генштаба (ГУГШ), Ставки Верховного главнокомандующего, штабов фронтов, армий и военных округов, а также территориальные органы безопасности — охранные отделения, губернские жандармские управления и жандармские полицейские управления железных дорог во главе с Департаментом полиции.
Read more... )
voencomuezd: (Default)
Так, капитан П. служил начальником контрразведки в Измаиле. Ему ежедневно доставляли большие группы задержанных армейскими постами беженцев. Среди них, несомненно, были агенты противника. Но как их выявить? Капитан не видел в этом проблемы! Он уверял: «Шпиона по роже видать»

А другие тем временем шли противоположным путем...
Две статейки о шпиономании ПМВ из августовского номера "Родины". Точнее, одна о шпиономании, вторая о немецких диверсантах. Краткое содержание укладывается в следующий известный комикс.



Read more... )
voencomuezd: (Default)
ШИФРОВКИ ИЗ КОПЕНГАГЕНА
Агентурная разведка русского Генерального штаба в Германии в 1915-1917 гг. и влияние ее донесений на решения высшего руководства России


Многие грубые просчеты русского командования в первой мировой войне, способствовавшие возникновению острого политического кризиса, падению монархии, а затем гибели всей старой политической системы в октябре 1917 года, явились следствием недостаточного, а порой ошибочного информирования военно-политического руководства страны о стратегических планах и военно-экономическом потенциале стран враждебной коалиции. В России, как известно, не составлялись правдоподобные прогнозы хода войны, ее масштабов, длительности, военно-экономических потребностей, влияния складывающейся ситуации на морально-политическую обстановку на фронте и в тылу и т.п. Это имело тяжелейшие последствия. В предлагаемой вниманию читателей статье анализируются состояние разведывательной службы русского Генерального штаба и ее деятельность накануне и в ходе первой мировой войны, показываются роль и особенности одного из ее закордонных центров, который в силу ряда обстоятельств занимал важнейшее место в общей системе разведслужб - резидентуры военной разведки в Копенгагене.

Read more... )
voencomuezd: (Default)
В мае 1917 года Эмиль Кребс, немецкий дипломат и гиперполиглот, прибыл в Сан-Франциско вместе с женой Амандой и двумя ее дочерьми. Известный своей эксцентричностью, он разглагольствовал о грозовых тучах войны и всячески их приветствовал. Двумя месяцами раньше он вместе с семьей на голландском корабле сбежал из Китая, где проходила его дипломатическая служба. Еще во время плавания он по радио узнал о том, что Соединенные Штаты объявили войну Германии. Это вызвало его опасения, что по прибытии в США он может быть объявлен военнопленным, но эту проблему удалось решить путем дипломатической сделки: ему и его семье разрешили перебраться на восточное побережье, чтобы сесть на корабль, идущий в Европу, но весь путь по территории США они должны были проделать в запломбированном вагоне. В течение недели они не могли ни выйти, ни принять посетителей; в вагоне не было даже окна, чтобы выглянуть на улицу.

Майкл Эрард. Феномен полиглотов. Альпина Бизнес Букс. 2012

А вагон Ленина почему-то считается привилегией...
voencomuezd: (Default)
На "кортике" обнаружились интересные воспоминания одного свидетеля Кронштадтского мятежа, который в 1970-е попытался потребовать у советского государства реабилитации и накатал письмо-воспоминания.
http://www.protalina.com/num_3_4_12/bus_3_4_12.htm

Сам автор особого интереса не представляет - типичный матрос-радиотелеграфист того времени. Призыв из деревени-учеба на флоте-участие в июльской демонстрации-Ледовый поход-демобилизация-мобилизация-служба в Кронштадте-мятеж в Кронштадте-репрессии-жизнь рядового гражданина.

Воспоминания - типичные мемуары мелкого современника, который не посвящен в подробности событий, многое забыл и вдобавок пытается использовать описание в свою пользу. Поэтому, при наличии многих верно отмеченных особенностей, путаницы и недомолвок там полным-полно. Обращает внимание, что хотя автор постоянно повторяет, что репрессии после мятежа поломали ему жизнь и все такое, он не возлагает вину за мятеж на каких-нибудь полумифических эсеров или несознательные матросские массы "клешников". Наоборот - фактически он все вешает на советское руководство: Троцкого, Зиновьева, Тухачевского и даже Калинина (с последним в 1976 г. он окончательно перегнул). Откровенно передергивая, он утверждает, что речь Калинина (на которой он даже не был) якобы все и спровоцировала, а потом красные бандиты начали душить несчастный Кронштадт. А там, мол, бунта не было вообще. Почему тогда не сдались? А потому что они... отбивались. Ну да, это, оказывается, была самооборона.

Типичный пример вранья: "Напрасна и эта басня про кронштадтский лед. Будто Ворошилов сказал Ленину, что лед у Кронштадта уже слабый, и надо спешить с наступлением. 1 марта 1921 года лед был и не слабее, и не тоньше, чем в дни ледового похода 12—16 марта 1918 года.". Во-первых, не 1, а 16, а во-вторых, ночью как раз ударили холода, поэтому и поспешили. Так-то весна 21-го наступила очень рано и потому опасения, что лед вскроется и крепость станет неприступна (а где-то там обещали корабли Франции...) и сыграли свою роль. Автор этого, конечно, не знает, но вопить продолжает.

Однако даже из изложения автор отлично видны причины мятежа, которые полностью совпадают с кучей других данных и выводов аналитических статей. Во-первых, бунтарские настроения самого Кронштадта, где достаточно было одной лекции, чтобы куча дембелей записалась в сочувствующие анархистам. Особенно забавляет, что они названы "мирной партией".

В 1918—1919 годах проходили лекции на тему «Как формировалось человеческое общество в прошлом и куда оно должно идти в будущем?» Лектор Тагер (она!), беспартийная, еврейка, в качестве агитатора посетила тогда Кронштадт. А после этого — анкета! И масса матросов — анархисты! Очень странно! Достаточно было человеку сказать, что он анархист, и ему верили! Эшелоны демобилизованных матросов зачисляли в анархисты… Эти слова — «сочувствует анархизму» — кое-кто поставил в анкете потому, что это была самая нейтральная партия. Мирная! Да кроме того она — вся в будущем! Как завершающее звено в устройстве человеческого общества, когда люди будут жить по единому закону: «Совесть!» Но ведь таких людей еще долго ждать. Кроме того, 1918—1919 годы были временем формирования нового общества. И лекторы свободно фантазировали о новом будущем, которое едва ли когда-нибудь осуществится, потому что люди — не ангелы бесплотные, и потребности у них будут материальные.

Плохой паек. Автор дальше рассказывает, что-де, мы голодали, а чекисты жрали деликатесы из Финляндии! Ну да, а товарищ Жданов кушал персики, доставляемые самолетом в блокадный Ленинград.

Еще за неделю до 1 марта Питер шумел. На заводах рабочие требовали хлеба, а им ничего не давали. 24 февраля 1921 года начался шухер в Петрограде по поводу голода. По Кронштадту шел слух: «На Путиловском заводе забастовка, рабочие требуют хлеба!..» Рабочие волновались — обычный паек хлеба там был 1/8 фунта (около 50 граммов в день. — В. К.). При таком положении людям было трудно жить. Стало плохо и с топливом, и с питанием. В Кронштадте команды на кораблях и береговые служили революции и питались так: на обед — каша из мороженой картошки да суп из «ржавой» селедки, 50 гр. хлеба на день, одна селедка на пять человек. Весной 1920 года у меня началась куриная слепота. Вместо сахара выдавался «сапитат» — расфасованная в «чекушки» жидкость, раствор сахарина с кислотой. Мурцовка — черствый черный хлеб, замоченный кипятком, — давалась на обед матросам, сидевшим на гауптвахте.

Полный завал с партработой.

В службе связи Балтфлота была партийная ячейка, членов — больше двух десятков. Но ячейка эта замкнулась, отгородилась от остального коллектива, ходила «на особицу». Никаких бесед с командой не проводили. Как сектанты, общались в закрытой комнате. Беспартийные слышали только гул. Фельдфебель П. Михайлов издевался, проходя мимо: «Яичко гудит…»

Коммунисты в Кронштадте действовали предательски. Вместо того чтобы организовать отпор, они стали подавать коллективные заявления о выходе из партии. Такие списки печатались в «Кронштадтских известиях», но список из службы связи редакция не успела опубликовать (мятеж кончился 17 марта). Числа 10—12 марта 1921 года все коммунисты службы связи подали такое заявление. Говорили, что один только Бутт-Мошков не подписал его, он был секретарем. Комиссар в службе связи тоже молчал. Наши партийцы разложились, забюрократились, «закомиссарились», как говорили тогда. А в заключение отреклись. Самых оголтелых партийных арестовали, они содержались в Северных казармах, но никто из них не был убит, не был даже обижен.


Да, действительно, пленные коммунисты не были убиты. Потому что накануне того, как Кронштадтский "ревком" раскачался и, отойдя от своей риторики демократии и "Советы без коммунистов", наконец подписал им смертный приговор, красноармейцы уже вошли в город. Еще несколько часов - и спасать было бы некого.

Местами, понимая, что перегибает палку с отрицанием чего-либо вообще, автор винит во всем кровавую клику Троцкого-Зиновьева и военспецов-монархистов. Ну да, восстания не было, коммунистам просто захотелось побегать по льду перед стреляющей крепостью.
Дальше начинается истерика про ужасы красного террора. Учитывая, что там есть даже попавшие позднее в белые газеты байки про потопление в баржах (это весной-то 1921 года, в Финском заливе!) - видно, что автор очень многое добавил от себя. Заодно он там, по советской традиции, кляузничает на каких-то своих личных врагов, которые якобы примазались к власти.

Муки автора выразились, как можно понять, в почти годовом заключении в Холмогорском лагере принудработ, который, по его словам, был чуть не второй Дахау, и где он подхватил сыпняк. Освободили в январе 1921-го по амнистии 7-го ноября (автор жалуется, что освобождать надо было тоже 7-го). Очевидно, сыпняк и плохое питание на русском севере в лагере принудработ - это особо изощренное и жестокое издевательство над арестованными кронштадтцами.

В репрессии он странным образом не пострадал, а потом до конца жизни требовал реабилиации, пытаясь объяснить разночтения своих слов с реальными документами происками врагов. Кроме трескучих фраз видно, что автору очень жалко, что из-за ареста не успел получить образование и потому работает на низкой ставке. Да, а если бы не Кронштадт, ни сыпняка, ни низкой ставки не было бы никогда. Именно клеймо, а не что-то другое заставило автор пойти на немыслимое - работать четыре года после пенсии из-за малой суммы и жить на площади сына. Кто еще в Советском Союзе был обречен на такие муки!

В общем, воспоминания, конечно, предвзятые, но как источник - любопытно.
Вот еще для затравки эпизод с демонстрацией 4 июля 1917 г., где немецкий наймит Ленин пытался "устроить восстание".

Вместе со всеми матросами учебно-минного отряда в июне 1917 года я участвовал в петроградской демонстрации.

С моими товарищами был и на июльской демонстрации. Четвертого июля 1917 года по заданию партии состоялось выступление кронштадтских матросов в Петрограде. На двух кронштадтских пароходах, шедших при помощи бортовых колес, команда учебного минного отряда направилась в Питер. По пути нас захватил шквал дождя с ветром. Пришлось курс изменить, пройти морским каналом, так как пароход, кренясь, стал задевать песок. Демонстрация называлась «мирная, вооруженная», без патронов, но с винтовками (японскими). Наша группа (учебного минного отряда) высадилась на правом берегу Невы, чуть пониже Николаевского моста, чуть повыше лежащего на боку учебного судна «Николаев» (с ним недавно получилась авария, он завалился на один борт). Второй пароход пристал к левому берегу Невы, и отряд с него прошел на Невский проспект.

Мы же вышли на берег. Построились. Набережная — штабеля дров, кругляка-саженника. Нам сообщили маршрут, по которому мы должны шагать. По набережной вверх по Неве, мимо университета, по Кронверкскому проспекту колонной мы подошли к дворцу Кшесинской. Булыжная мостовая. Под нашими ногами — трамвайные пути, позади — садик с чугунной решеткой высотой до плеча. Отряд построился перед балконом в две шеренги.

Тогда у меня болели ноги — сбил неудобной обувью, пришлось надеть валяные туфли. Мы стояли около дворца Кшесинской, где помещался штаб большевиков. По команде «вольно» долго ждали выхода на балкон В. И. Ленина. Я, Шастин, еще Калистратов разговаривали. Между нами изредка проходили гражданские лица. Подходит к нам пожилая, одетая в серое ватное полупальто женщина лет пятидесяти крупного, плотного телосложения (но не упитанная), видно, что из интеллигентов. Постояла и тихо говорит, не глядя на нас: «Жаль мне вас, жаль!» Мы слушаем и смотрим смущенно. А она от нас отходит к другим, заговаривает с матросами и повторяет: «Жаль мне вас…» С балкона нас, матросов, коротко приветствовал Владимир Ильич Ленин, он был с сопровождающим в шинели.

Потом в походном порядке мы прошли к Троицкому мосту, по Садовой улице, Невскому проспекту до Литейного-Владимирского. Нам сказали, что на Литейном будут стрелять. Колонна повернула на проспект Владимирский. Тут нас юнкера приветствовали «салютом» — пулеметной очередью!.. Все еще помню, как заработали, застрекотали пулеметы с противоположной стороны улицы, откуда-то с крыши высокого дома напротив…

Ряды матросов смешались… Колонна рассыпалась. Я и мои товарищи Василий Шастин пермский, Петр Филиппов родом из Симбирска и еще кто-то шли крайними возле тротуара. Очередь прострочила «стёжку» на стене дома № 5 немного выше моей головы. На белой штукатурке остались следы этой очереди. Колонна бросилась врассыпную… Я сунулся в подворотню этого дома. Через несколько минут стрельба прекратилась, но матросы не знали, куда идти. Тогда и я не знал улиц Питера, и все пошли наугад. Оказались возле ворот армейской казармы. И нам предложили войти во двор, накормили солдатским обедом. Но винтовки отобрали. Указали, куда идти дальше. Шли долго. Вышли на левый берег Невы, где она впадает в залив, там что-то вроде порта. Какой-то матрос вывел меня к заливу, где среди других судов стоял небольшой автокатер (не гребной, а с мотором. — В. К.). Он был уже полон, но но нас двоих впустили. Катер отчалил и пошел в Кронштадт… Он был так перегружен, что иллюминаторы оказались в воде!

Теперь задумываюсь, почему бы тогда, 4 июля 1917 года, когда мы проходили по Владимирскому проспекту, одной из «капелек», что направил какой-то юнкер из своего пулемета, не угодить в меня — ведь они летели так близко над моей головой! И не пришлось бы мне терпеть все муки жизни…

По проспекту Владимирскому шел по нечетной стороне рядом с матросом Федосеевым (или Евсеевым?) из 10 роты учебно-минного отряда. Он был невысокого роста, худощавый, до военной службы — школьный учитель где-то на Урале или в Сибири. А может быть, и на европейской части? В Кронштадте у него, видимо, была семья. Он еще, помню, провел меня по улицам Кронштадта мимо костела. Мы вышли на запад, улица с севера на юг вся была из деревянных двухэтажных домов. Он указал на один из них и сказал, что тут жил известный поэт Надсон.

По возвращении в Кронштадт — опять учеба в минных классах.
voencomuezd: (Default)
В.А. КАРЕЛИН

Русская разведка в Швеции накануне Первой Мировой войны


Перспектива выступления Швеции на стороне Германии в случае большой войны всерьез тревожила Петербург. Пропагандистские выпады шведских правых, призванные подстегнуть шпиономанию и русофобские настроения в стране и оправдать рост военных расходов, особенно военно-морского строительства, казалось, придавали таким опасениям оправданный характер [1]. Они особенно усилились в период с 1912 по 1914 год [2]. Такой авторитетный учёный, как А.С. Кан, опираясь на приведённые современным шведским исследователем данные, приходит в одной из своих новейших работ к выводу, что военно-дипломатическая элита Швеции «по мере модернизации шведских вооружений на фоне выдающихся достижений отечественного машиностроения» ощутила своего рода эйфорию. «Гибель российского флота выравняла соотношение сил на Балтике и ослабила страх перед Россией, — пишет он. — В случае ожидаемой европейской войны напрашивалась мысль о эеванше. Русский язык впервые стал популярен в стокгольмской Высшей военной школе» [3]. Во внешней политике Швеции была и иная, нейтралистская тенденция, но отсутствие международных гарантий нейтрального статуса страны и выраженного намерения шведов его получить побуждали военных аналитиков в Петербурге относиться к ней с недоверием [4].

Read more... )
voencomuezd: (Default)
ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОТИВОБОРСТВО ЗА ВЛИЯНИЕ В РУССКОЙ АРМИИ
По материалам военной печати 1917-1918 гг.


Военно-исторический журнал. №1-2008. С.47-50

Перая мировая война явилась переломным этапом и испытанием для всех политических движений в Российской империи. У каждой партии, борющейся за власть, — две главные заповеди: привлечение на свою сторону общественного мнения и обеспечение поддержки армии. Победу обычно одерживают те, которым удаётся соблюсти оба условия. В России за влияние в армии в годы Первой мировой войны в той или иной мере боролись почти все партии. Это была одна из важнейших сфер классовой борьбы. После Февральской революции борьба за влияние в армии развернулась как на фронте, так и в тылу. Классовый характер партий подсказывал, где и среди каких категорий военнослужащих они могут добиться успеха, куда необходимо направить свои главные усилия.

Read more... )
voencomuezd: (Default)
            Г.С. подробно разсказал, как Бронштейн поступил в 1902 году на службу агентом охранного отделения в Николаеве, как он потом, как выдающийся "охранник", перешел на службу в Петербургское охранное отделение, как в 1905 г. он предал и выдал Носаря и всех главных деятелей совета рабочих депутатов. И мало того, что Бронштейн выдал их, но он еще и принял меры к тому, чтобы обосновать предъявленное к ним обвинение.

           ...Далее в своей книжке Г.С. разсказал, что в 1907 году Бронштейн перешел на службу к германскому военному агенту в качестве шпиона и таковым остается до настоящего времени, выполняя в разных местах разные поручения германского генерального штаба. В начале войны Бронштейн предпринял, на германские деньги, издание пораженческой газеты в Париже. Г.С. Носарь обратился к французскому министру внутренних дел и представил ему данные о том, кто таков Троцкий-Бронштейн. Заявления Носаря были проверены и было точно установлено, что Бронштейн свою газету издает на германские деньги.


Вот теперь и Троцкий агент охранки и одновременно шпион, все как положено))
voencomuezd: (Default)
Ленин, Троцкий и французский поэт-коммунист Анри Гильбо были агентами германского Генштаба, инфа 100%!

Скандалы, интриги, расследования! )

Profile

voencomuezd: (Default)
voencomuezd

April 2017

S M T W T F S
      1
23 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 10:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios