voencomuezd: (Default)
[personal profile] voencomuezd
С. Ю. Гордеев
Роль Донской флотилии в событиях на Дону и в воссоздании флота на Юге России Ноябрь 1917 г. — лето 1919 г.


В истории Гражданской войны военно-морские формирования на Дону (под Доном подразумевается не только сама река, но и вся территория Всевеликого войска Донского) занимают особое место. Пожалуй, это тот редкий случай, когда белому командованию удалось организовать действительно боеспособные и сплоченные крупные морские формирования, к тому же имевшие хороший боевой дух и дисциплину. Созданные в то время, когда казалось, что все летело к чертям, испытывая недостаток буквально во всем — в людях, кораблях, вооружении и снабжении,— они тем не менее не развалились, а продолжали развиваться и крепнуть и в дальнейшем послужили основой для многих других морских и речных формирований Вооруженных сил Юга России. Осенью 1917 г. Дон стал тем центром, куда начали стекаться офицеры, юнкера, студенты — все те русские люди, которым была дорога честь России и которые не желали смириться с захватом власти большевиками.

Среди пришедших в это время на Дон были и немногочисленные морские офицеры, в основном балтийцы. Так, в течение ноября на Дон прибыли инженер-механик капитан 2 ранга Герасимов, капитаны 1 ранга Иван Кононов, Шуберт, Потемкин, лейтенанты Энвальд, Кунаков, Елкин и другие, в большинстве своем молодые, офицеры.

Именно в это время в Войсковом штабе созрело решение о создании в составе Вооруженных сил Дона военной флотилии. При Войсковом штабе было образовано Военно-морское управление, во главе которого был поставлен капитан 1 ранга И. Кононов. Но создать флотилию в это время не удалось: помешали трагические события, развернувшиеся на территории Донского казачьего войска. 4 ноября 1917 г. /141/ в Новочеркасске генералом Алексеевым была создана Добровольческая армия. В армию записались и многие военные моряки, находившиеся в это время на Дону. Но вскоре добровольцы вынуждены были покинуть Ростов и уйти на Аксай. Вместе с армией ушла и часть моряков, многие из которых затем погибли в боях.

На подобный шаг, равносильный гибели, оказались способны далеко не все — много офицеров, в том числе морских, остались в Ростове. Остались также раненые, больные и случайно отбившиеся.

Положение на Дону продолжало стремительно ухудшаться. Верных войсковых частей у Войскового штаба уже не осталось, и атаман генерал Каледин, не видя выхода, застрелился. Власть захватили большевики. Началась «власть Советов» и анархия, сопровождавшаяся грабежами и убийствами всех заподозренных в нелояльности к новой власти.

Оставшимся пришлось пережить многое, скрываясь от большевиков по склепам кладбищ, в трубе городского колkектора, на чердаках, сараях и в иных местах в городе, для многих совсем чуждом, которому для некоторых суждено было стать могилою. Советские карательные органы изощрялись в розысках офицеров и юнкеров. Действительно — в городе было около трех тысяч, в основном молодых, противников Красной армии, устроившихся в это время кто как мог. Наиболее решительные для продолжения борьбы шли в комитеты, комиссариаты, в отряды Красной армии, но если их раскрывали — расправа в таких случаях была скорая и беспощадная.

Началось и собирание всех живших в Ростове добровольцев воедино и организация их в отряды. Процесс этот, по вполне понятным соображениям, протекал очень медленно, но к исходу второго месяца Советской власти формируемые отряды стали сравнительно многочисленны. Под видом заводских боевых дружин фиктивных фабрик, эти отряды стали вооружаться из арсеналов ростовской Красной гвардии, выжидая удобный момент для активного выступления.

В середине апреля, с приближением немецких войск, стало известно, что Красная армия уходит. Но в Ростове пока еще было много советских войск, а в порту стоял тральщик «Д. Диамантиди», вооруженный 152-мм орудием. Несмотря на слабую подготовку восстания и недостаток оружия, решено было выступить ночью 19 апреля. По-/142/-скольку наиболее плохо охраняемым местом был порт, восстание было решено начать оттуда. Моряки играли в восстании очень значительную роль. Им был поручен захват в порту ледореза «Фанагория» (на нем должен был разместиться штаб восстания) и стоявшего ниже железнодорожного моста у станции Ростов Екатерининской железной дороги тральщика «Д. Диамантиди». По плану, тральщик отводился на середину реки и из имевшегося на нем 152-мм орудия открывался огонь по вокзалу и железнодорожным путям. Вызванной обстрелом паникой должны были воспользоваться отряды, имевшие сборные пункты в разных частях города. Момент начала артиллерийского огня считался сигналом к общему выступлению.

Когда же выделенный для захвата тральщика отряд прибыл на место, оказалось, что «Д. Диамантиди», видимо имея информацию о готовящемся восстании, часа два назад отдал швартовы и ушел вниз по Дону. Наиболее сильное оружие переворота ускользнуло, и операцию решили отменить, поскольку близился рассвет — надо было думать об оставлении порта.

Неожиданно на «Фанагорию», не зная о захвате ледореза, явилась часть команды тральщика «Д. Диамантиди», потребовавшая пароход для снятия своего судна, севшего на мель близ станицы Гниловской, в пяти верстах от города. Немедленно на катере Управления работ порта «Татарин» был отправлен на Гниловский перекат боевой отряд, который без сопротивления команды овладел тральщиком. Для снятия его с мели утром послали пароход «Киев», но его команда, воспользовавшись тем, что вооруженного отряда на пароход выделено не было, от исполнения поручения уклонилась.
Отряду, захватившему тральщик, было приказано немедленно открывать огонь по вокзалу, но при положении корабля на мели подлежавший обстрелу район оказался вне огня. С донесением об этом катер «Татарин» был послан в город. Но штаб организации с отрядом численностью около тысячи человек уже эвакуировался оттуда на «Фанагории». Не знающий об этом «Татарин» около станции Ростов-Екатерининский был обстрелян из пулемета и захвачен красноармейцами. Его командир мичман Песковский был расстрелян. Около 7 часов утра «Татарин» с отрядом красноармейцев вновь подошел к тральщику с предложением сдаться. Вместо ответа красноармейцы были /143/ обезоружены, все оружие, прицельная панорама и замок с орудия тральщика были снесены на «Татарин», на котором отряд и ушел в Таганрог, к тому моменту уже находящийся под контролем германских войск.

Оттуда участники экспедиции пошли по следам офицерской бригады Дроздовского и присоединились к ней. Оставленные на тральщике красноармейцы и команда, опасаясь, что город уже занят белой гвардией, высадились на левый берег Дона и разбежались, а тральщик простоял более недели всеми покинутый и забытый на мели, поступив потом прямо в распоряжение Всевеликого войска Донского.

Ледорез «Фанагория» с ушедшим на нем отрядом пошел вверх по Дону, и в рукаве реки, носящем название «Старого Дона», вследствие взрыва паропроводной трубы был вынужден выброситься на прибрежную отмель. Высадившиеся на берег, под видом красноармейцев, разошлись, кто в Батайск, кто в Ольгинскую, а кто — ив Ростов.

Через несколько дней Ростов был освобожден от красных. Пост атамана занял генерал П. Н. Краснов, жизнь на Дону начала постепенно входить в нормальное русло, и моряки снова смогли приступить к осуществлению намеченных ранее работ по созданию военной флотилии. В отличие от многих государственных деятелей России, атаман Краснов хорошо понимал значение наличия у ВВД военно-морских сил и принял в их создании самое активное участие. Войску приходилось отражать натиски многочисленных отрядов большевиков, поэтому нужда в вооруженных кораблях на Дону и Азове была острейшей. Военно-морское управление, пользуясь поддержкой атамана, энергично принялось за дело, и скоро флотилия начала принимать реальные формы.

К этому времени на территории Всевеликого войска Донского находилось уже около 70 морских офицеров, на плечи которых и легла вся работа по созданию морских сил Дона. Все чины Морского ведомства по прибытии на Дон являлись в Военно-морское управление и поступали в его распоряжение. Многие из них чудом избежали расправы озверевших матросов во время так называемых Еремеевских ночей в Севастополе, когда было убито около сотни морских офицеров, или с риском для жизни пробрались с Балтики через красные заслоны. Теперь они рвались в бой. Прибывали даже и матросы, не же-/144/-лавшие примкнуть к революции,— правда, не так много, но все же они были.

Чтобы воплотить в жизнь всю программу по созданию флотилий, необходимо было произвести огромную работу по привлечению ряда заводов Ростовского промышленного округа. Основная трудность была в том, что большинство рабочих примкнуло к большевикам и ушло вместе с ними. Заводы пустовали и бездействовали. С большим трудом удалось собрать рабочих и начать работы по вооружению судов.

До этого на территории Области войска Донского никаких военно-морских частей и организаций не существовало. У Донского казачьего войска, как и у некоторых других казачьих войск, имелось несколько небольших пароходов для инспекторских поездок по территории войска и контроля над рыбной ловлей. Для вооружения орудиями они не годились вследствие своей конструкции и небольших размеров. Военных судов в портах на территории войска тоже не было. Пришлось обратиться к закону о военно-судовой повинности.

По первоначальному плану, военно-морские силы Дона должны были состоять из Донской флотилии в составе штаба, атаманской яхты «Пернач», 2 морских («Христофор» и еще одно судно) и 4 речных канонерских лодок («Новочеркасск» («Вольныйказак»), «Кубанец», «Донец», «Цымла»), Охраны рыбных ловель в составе одного парохода («Казачка») и 4 вооруженных катеров («Генерал Бакланов», «Казачка», «Ворон», «Атаман Каледин»). И хотя в июне 1918 г. были объявлены новые штаты Донской военной флотилии, в этом составе флотилия просуществовала до начала 1919 г., когда она была коренным образом реорганизована и стала состоять из 5 дивизионов. Также были созданы Донская транспортная флотилия, Морская тяжелая артиллерия. Отдельный морской береговой батальон и Донской гидросамолетный дивизион. Окончательный вид донские флотилии и отряды приняли весной 1919 г., после чего организационно уже не изменялись: все изменения носили только качественный характер. Первым командующим Донской флотилией 26 марта был назначен инженер-механик старший лейтенант (с 12 мая 1918 г. капитан 2 ранга) А. Г. Герасимов. После его трагической гибели 9 сентября 1918 г. (он утонул) флотилию возглавил генерал-лейтенант флота К. Н. Оглоблинский, а с декабря — контр-адмирал С. С. Фабрицкий. Для речного отряда подходящие суда /145/ нашлись довольно быстро в самом Ростове. Речные буксирные пароходы вооружались полевой 3-дм артиллерией и пулеметами, а на большие несамоходные баржи (так называемые болиндеры) были установлены 6-дм орудия Канэ. Эти орудия были доставлены из Севастополя, где они снимались с кораблей или батарей крепости. Их получение стало возможным благодаря исключительно хорошим отношениям, установившимся между атаманом Красновым и германским военным командованием в Севастополе. В результате на Дону образовалась сильная речная флотилия, которая весною 1919 г. дошла до верховьев Дона и своей мощной артиллерией сослужила казакам большую службу в изгнании большевиков из донских пределов.

Параллельно с формированием речной флотилии в Таганроге создавался Морской отряд, задача которого первоначально заключалась в обороне берегов Азовского моря от большевиков. Для этой цели по военно-судовой повинности был привлечен ряд азовских пароходов, на которых были установлены 6-дм, 120- и 75-мм морские орудия, а также пулеметы. Надо сказать, что из азовских паровых шхун удалось создать достаточно удачный тип канонерской лодки для действий около берегов и поддержки сухопутных войск.

При создании отряда постоянно возникали имущественные проблемы. Часть судовладельцев ни за что не хотели отдавать свои пароходы для вооружения. Другие, использовавшиеся во время войны в качестве тральщиков и транспортов и только недавно демобилизованные, находились в плохом техническом состоянии и требовали ремонта. По этим причинам в состав флотилии не был включен тральщик «Д. Диамантиди», а орудие с него было снято и установлено на бронепоезд. В Ростове находилось только одно военное судно — посыльное судно (бывшая великокняжеская яхта) «Колхида».

О «Колхиде» надо сказать отдельно. Яхта пришла на один из судоремонтных заводов Ростова в конце 1916 г. Здесь ее и застали вначале Февральская, а затем и Октябрьская революции. Во всех революционных событиях в Ростове ее команда принимала самое деятельное участие, И хотя ремонт был закончен уже летом 1917 г,, революционные моряки совершенно не стремились присоединиться к флоту. Но никто яхту из Ростова и не гнал. Наоборот, на ней разместилось множество советских учреждений. Причина такой любви объясняется просто — /146/ наличие большого числа комфортабельных помещений с удобной обстановкой. К комфорту неравнодушен любой чиновник — будь то белый или красный — ведут они себя одинаково. При приближении к городу белых команда, опасаясь за свою жизнь, бросила яхту и бежала, правда, успев снять с имевшихся трех 75-мм орудий прицелы и замки и испортив радиостанцию и паровую машину. «Колхида» стала первым судном, зачисленным в состав флотилии, и одновременно ее штабным кораблем (с отдельным штатом) и атаманской яхтой. Приказом по ВВД за № 1249 от 17 октября 1918 г. атаманская яхта «Колхида» была переименована в атаманскую яхту «Пернач», а позже в канонерскую лодку «К-18». Машину на ней восстановили, и яхта успела принять участие в боевых действиях Азовского отряда. Переименованная опять в «Колхиду», яхта продолжила службу в Черноморском флоте снова как посыльное судно, вплоть до своей гибели у Варны в начале 1920 г. Благодаря энергии моряков все технические трудности были преодолены, заводы заработали, суда ремонтировались и вооружались, был набран и обучен личный состав. К весне 1919 г. донские технические части оказались самыми большими и боеспособными на Юге России.

Приказом от 31 октября 1918 г. донской атаман генерал от кавалерии Краснов утвердил военные флаги для флотилии Всевеликого войска Донского (Донской флаг) с внесением соответствующих изменений в статьи Морского устава:
«1284. Военный флаг — белый флаг с синим Андреевским крестом и войсковым гербом, помещенным в центре креста. Военный флаг поднимается на кораблях на гафеле или кормовом флагштоке.
1297. Флаг командующего Донской военной флотилией — военный флаг, имеющий в крыже гюйс.
1310. Транспортные и торговые суда носят флаг синий с военным флагом в крыже.
1313. Флаг для коммерческих судов — Донской флаг; состоит из трех горизонтальных полос, считая сверху, синий, желтый и алый. Он носится судами коммерческого флота, приписанного к портам Всевеликого войска Донского».

Формирование и становление морских и речных сил на Дону происходило в то время, когда Черноморский флот уже фактически прекратил свое существование. В Одессе, под юрисдикцией Украины, /147/ находились остатки Дунайской и Транспортной флотилий и Дивизии траления, Николаев с ремонтирующимися и строящимися судами и Севастополь вместе с флотом и крепостью был занят германскими войсками. На Азовском море в порту Ейск до лета 1918 г. базировался революционный дивизион тральщиков. В Новороссийске начиналась агония кораблей, успевших уйти из Севастополя, закончившаяся их частичным затоплением, а частично возвращением в Севастополь и сдачей немцам. Все боеспособные корабли были зачислены в состав германского флота. Почти сразу же немцы организовали вывоз в Германию из Севастополя громадных запасов флота — продовольствия, вещевого и технического снабжения. Если в Одессе у Украины в распоряжении заместителя командующего Черноморским флотом вице-адмирала Покровского, произведенного за особые заслуги гетманом в бунчужные (то есть в полные адмиралы), были хоть и небольшие, но все-таки достаточно сколоченные и укомплектованные личным составом флотские формирования, то в Севастополе, несмотря на большое желание, ничего сделать не удалось. Германское командование всячески противилось созданию украинского флота и разрешило укомплектовать командами только небольшое число мелких вспомогательных судов. Единственное, что смог сделать командующий Черноморским флотом адмирал Канин, это суметь зачислить в резерв несуществующего флота несколько сотен морских офицеров, проживавших в Севастополе без всяких средств к существованию (зачисленным в резерв выплачивалось скудное жалование, позволявшее хоть немного сводить концы с концами).

Только после революции в Германии, когда в ноябре 1918 г. немецкие войска покинули Севастополь, командование Черноморского флота, в один день ставшее из украинского российским, смогло начать комплектацию немногих оставшихся боеспособными кораблей экипажами, вооружением и снабжением. Но в этот процесс вмешались уже союзники (англичане, французы и греки), забрав под свой контроль лучшие и боеспособные корабли и угнав их из пределов Черного моря.

22 февраля главнокомандующим ВСЮР было утверждено боевое расписание для флота Черного моря на 1919 г. В связи с этим на крейсере «Кагул» (14-130-мм орудий), отнесенном к действующему флоту. /148/

Cразу начались ремонтные работы. Чтобы закончить их в кратчайший срок и обеспечить скорейший выход корабля в море, на крейсер был назначен командир капитан 2 ранга Потапьев, и судно было отнесено к кораблям, подлежащим укомплектованию экипажей офицерами и матросами в первую очередь. Были также начаты ремонтные работы на нескольких эсминцах, миноносцах, подводных лодках и ряде вспомогательных судов. Еще в августе 1918 г., вскоре после освобождения Новороссийска от большевиков, в нем была сформирована флотилия Добровольческой армии, состоявшая из двух вооруженных пулеметами катеров и вооруженного орудиями и пулеметами ледокола Новороссийского порта «Полезный». Никакого боевого значения она не имела: ее и так невысокие боевые качества практически сводила на нет сложившаяся на «Полезном» психологическая обстановка. Отношения между его гражданской командой и военным экипажем из добровольцев настолько обострились, что в конечном итоге закончились поножовщиной.

Командование Черноморским флотом в этих условиях вынуждено было пойти на вооружение артиллерией имевшихся в портах Крыма частновладельческих судов, благо артиллерия калибра 75 мм и выше с боезапасом к ней в Севастополе имелась. И, конечно, наличие на Дону и Азовском море обстрелянного и дисциплинированного формирования не могло не привлечь к себе внимание морского командования. Вскоре, в связи с вхождением Донской армии в состав ВСЮР, в состав флота вошли и все Донские морские формирования.

26 февраля 1919 г. произошла реорганизация Донской военной флотилии в Речные силы Дона (Ресидон). Были расформированы отряды судов, и вместо них образованы дивизионы морских и речных канонерских лодок. Часть судов флотилии была демобилизована и отдана владельцам, а остальные были распределены по дивизионам, одновременно с этим получив дополнительно к своему названию литер «К» и соответствующий порядковый номер. С этого времени эти буквенно-цифровые названия (во время Великой войны подобные носили речные канонерские лодки Дунайской военной флотилии Черноморского флота) стали преобладать в оперативных донесениях, переписке и прочих документах, практически сведя на нет употребление прежних названий. В то же время, поскольку их написание, /149/ видимо, в приказе четко оговорено не было, даже в официальной переписке стало встречаться 4 варианта одного и того же названия, например: «К-14», «К 14», «К. 14» и «Како 14». Наиболее часто все же встречалось обозначение «К.».

Приказом Ресидона от 26.02.19 за № 14, объявленным в приказе по Донской военной флотилии от 28.02.19 за № 59, п. 7, «к каждой речной несамоходной канонерской лодке придавался буксирный пароход, который с канонерской лодкой составлял одну целую нераздельную единицу, и оба, то есть несамоходная речная канонерская лодка и буксирный пароход, комплектовались одним штатом речной канонерской лодки, причем на должности штурманского офицера назначался капитан буксирного парохода, а на должность механика — механик буксирного парохода». К несамоходным речным канонерским лодкам были прикомандированы следующие буксиры: к «К-1» — «Новочеркасск», к «К-2» — «Донец», к «К-3» — «Кубанец», к «К-5» — «Дубровин», к «К-6» — «Ростов», к «К-7» — «Амур». На должности штурманских офицеров и судовых механиков в 4-й дивизион речных канонерских лодок были назначены: на «К-14» капитан и механик парохода «Николай», на «К-15» капитан и механик парохода «Парамонов» и на «К-16» капитан и механик парохода «Алкивиадис». Речные канонерские лодки «Донец» и «Кубанец» были переведены в разряд буксирных пароходов и отданы в распоряжение командиров речных канонерских лодок, первый к «К-2», а второй — к «К-3».

Приказами от 26 февраля и 2 марта 1919 г. были произведены и основные назначения командного состава дивизионов и канонерских лодок флотилии. Флотилия приняла следующий вид (на 16 мая — 4 июня 1919 г.):

Речной отряд сил Дона
1-й дивизион
К-1 (болиндер) 1-6" Канэ
К-2 (речной буксир «Донец») 2-3"
К-3 (болиндер) 1-6"
К-4 (речной буксир «Кубанец») 1-6"
2-й дивизион К-5 1-6"
К-6 (речной буксир «Богатырь») 2-3" /150/
К-7 (болиндер) 1-6"
К-8 (речной буксир «Ростов») 2-3"
Один буксирный пароход

4-й дивизион (и на 15.01.20 в Севастополе)
Командир капитан 2 ранга Феодотьев
К-14 (речной буксир «Амур») 1-75 мм, 1-3"
К-15 (морская самоходная баржа «Парамонов») 2-6"
К-16 (болиндер) без орудий
К-17(болиндер) 1-6"
Один буксирный пароход

Морской отряд сил Дона
3-й дивизион (и на 15.01.20)

К-9 (ледокол «Атаман Каледин»)
1-75 мм К-10 (морская шхуна «Ваня») 1-6" К-11 (в проекте «Гельвеция») К-12 (морская шхуна «Амалия») 1-120 мм
5-й дивизион
К-18 («Колхида») Предполагается поставить 3-75 мм
К-19 (ледокол «Донские Гирла») Предполагается поставить 1-120 мм,
1-100 мм
К-20 (в проекте)

Транспортная флотилия сил Дона в составе 1-го и 2-го отрядов самоходных понтонов

В феврале-марте 1919 г. ВВД для Речной флотилии хотело приобрести на заводе «К. О. Ревенский» в Одессе 4 бронированных катера, вооруженных 1-75-мм орудием и двумя пулеметами в башнях каждый. Эти катера строились по заказу военного ведомства для речных броневых отрядов, но на фронт из-за множества недоделок так и не попали. Не попали они и на Дон — их перекупило Кубанское казачье войско, которое также создавало свою флотилию на Азове и Кубани.

Как было сказано выше, в составе Донской военной флотилии было сформировано 5 дивизионов канонерских лодок. 1-й, 2-й и 4-й дивизионы были речными, а 3-й и 5-й — морские. 9 мая 1919 г. были образованы Морские и Речные силы Дона, состоящие из Морского отряда. Речного отряда и Транспортной флотилии. Дивизионы речных /151/ канонерских лодок были объединены в Речной отряд, а морские — в Морской отряд.

Действовавшие на Азовском море и базировавшиеся на Таганрогский порт 3-й и 5-й дивизионы канонерских лодок Донской военной флотилии часто называли Особым отрядом Азовского моря. В дальнейшем дивизионы были преобразованы в Отряд обороны Азовского моря. Этот отряд, блестяще выполнивший свою задачу по очистке берегов Азовского моря от большевиков, созданный и возглавляемый капитаном 1 ранга Собецким, затем был целиком переброшен на нижний Днепр, где послужил ядром создания Нижнеднепровской флотилии (в дальнейшем — Отряд судов особого назначения). С 15.09.19 отряд вступил в непосредственное подчинение начальника Речных сил Юга России.

Донскую транспортную флотилию образовали летом 1918 г. для перевозок различных грузов военного назначения по территории войска и для налаживания переправ через реки. Состояла она из 2 отрядов (16 военных транспортов) и 2 отрядов самоходных понтонов по 3 отделения в каждом (по 15 понтонов в отделении). Штаб находился на барже в Новочеркасске. Начальники: капитан 1 ранга Бойченков (30.03.19-02.04.19), полковник Дацевич (13.07.19), полковник Саблин (1.05.19 — 06.07.19). Военными транспортами стали привлеченные по военно-судовой повинности гражданские пароходы. Самоходные понтоны строились по заказу военного ведомства и должны были еще в 1917 г. оказаться на Дунае, но по неизвестной причине застряли в Ростове, где и пригодились. По окончании боевых действий на Дону, в июне 1919 г., флотилию расформировали . Отдельный флотский береговой батальон (в документах часто назывался Отдельным морским батальоном) был образован для подготовки флотских специалистов и являлся судебной частью. Состоял из одной сотни постоянного состава и трех сотен судового состава. Дислоцировался в Таганроге и находился в подчинении Главного командира портов ВВД. Приходилось ему и участвовать в боях. В дальнейшем на его основе были сформированы подобные батальоны для Днепровской и Волжской флотилий.

Морская тяжелая артиллерия (МТА) первоначально формировалась в составе 6 дивизионов, а затем была доведена до 9 дивизионов — по 2 батареи в каждом дивизионе. 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й и 7-й дивизионы /152/ имели на вооружении 6", а 8-й дивизион — 8" морские орудия, установленные на железнодорожных платформах. 6-й дивизион был на тракторном ходу с буксируемыми орудиями, а 9-й дивизион был учебной частью. Каждая батарея состояла из 2 тяжелых морских орудий на железнодорожных платформах и, по сути, являлась тяжелым бронепоездом. От бронепоездов их отличало то, что дивизионы были приспособлены также для действия на реках. Это достигалось установкой орудий вместе с платформами на баржи, давало возможность усиливать по желанию ту или иную флотилию и использовать орудия не только на воде, но и на суше. Система креплений особыми расчалками орудийной платформы к барже давала возможность вести огонь с воды, без перестановки орудия. Автором проекта орудийных площадок являлся поручик Корпуса корабельных инженеров Барков. Офицерский состав лишь в небольшой части состоял из флотских офицеров. Управление инспектора МТА и 9-й дивизион дислоцировались в Таганроге. Инспектор (начальник) — капитан 1-го ранга Подгорный.

1-я батарея строилась и вооружалась в Ростове, в Главных железнодорожных мастерских Владикавказской железной дороги и была готова к 7 февраля 1919 г. 6"-орудия для нее были получены из Севастополя. Остальные батареи строились и вооружались уже на заводах в Таганроге. 6"- и 8"-орудия для них также были привезены из Севастополя с соответствующим боевым запасом снарядов. Тогда же морскими инженерами были построены как бы прототипы танков, для чего были взяты гусеничные тракторы типа «Ломбард» и на них установлены английские пятифунтовые (4,2-дм) орудия. Скорость хода трактора была до 12 верст в час, что давало ему возможность следовать с конницей. Их изготовление велось на заводе Неф-Вильде в Таганроге. В 1919 г. организационно все эти трактора входили в состав 6-го тракторного дивизиона Морской тяжелой артиллерии. Так как тракторы не были забронированы, то для их охраны придавались, в виде конвоя, по два бронированных автомобиля с пулеметами и 37-мм орудием.

Поскольку вся Добровольческая армия имела очень мало тяжелой артиллерии, то все дивизионы контр-адмирала Кононова распределили по всему фронту Добрармии. Своей мощной артиллерией, прекрасно организованной, они оказали очень большую помощь войскам. /153/

В дальнейшем дивизионы МТА (кроме 3-го) были выведены из состава Речных сил Юга России. Некоторые батареи затем были переименованы в тяжелые бронепоезда.

Таганрогский порт был объявлен Главным военным портом, стал основной военно-морской базой, возглавил которую генерал-лейтенант флота К. Оглоблинский. На порт базировался Морской отряд, в городе дислоцировались Морской батальон и Управление морской тяжелой артиллерии с 9-м дивизионом. Среди моряков у контр-адмирала Кононова были следующие офицеры, доблестно работавшие на Дону, защищая честь своей Родины: капитаны 1 ранга Ромашев, Любимов, Гернет; капитаны 2 ранга Бодиско, Горленко, Драшусов, Магнус, Елкин, Данилов, Максимович, Соловьев; старшие лейтенанты Селезнев, Кияшкин, Ермолов, Головин, Чихачев и другие; инженеры: Иванов, Барков, Гончаренко, Воронов, Красицкий. На Донской военной флотилии командный состав почти весь состоял из флотских офицеров. На Транспортной флотилии моряки составляли примерно половину, а в МТА их было совсем немного — по нескольку человек на дивизион. Рядовой состав в основном был из казаков, но в личном составе присутствовали юнкера и добровольцы. В дальнейшем они стали составлять примерно половину команд.

К концу мая 1919 г. Дон был освобожден от большевиков и надобность в Транспортной и Речной флотилиях отпала. В боях с красными особенно отличились речные канонерские лодки и 1 -й дивизион МТА. Одним из последних боев на Азове, в котором принял участие Морской отряд, был неудачный десант 8 июня 1919 г. в порт Геническ, находящийся у верхнего основания Арабатской стрелки ив 10 км от единственной железной дороги в Крым. Небольшой порт и городок при нем, созданный для вывоза зерна, неожиданно приобрел стратегическое значение, и за обладание им постоянно велись бои. К сожалению, этот десант окончился неудачей, гибелью транспорта «Перикл» и около 70 человек, в том числе помощника начальника обороны Азовского моря и команпора Мариуполя капитана 2 ранга Медведева, командира канонерской лодки «Донец» старшего лейтенанта Елкина и около десятка сухопутных и морских офицеров. До этого боя флотилия не имела потерь в судовом составе, а в личном составе потери были небольшими. /154/

27 июня 1919 г. главнокомандующий Вооруженными силами Юга России генерал-лейтенант Деникин издал приказ № 1317, в котором говорилось:

«1. Ввиду окончания морских операций на Азовском море и в Керченском проливе, отряд обороны Азовского моря расформирован распоряжением начальника Морского управления, употребив судовой состав по его усмотрению.

2. Во исполнение данной мною директивы, приказываю:
1) сформировать Отряд вооруженных судов на Волге;
2) сформировать Отряд вооруженных судов на Среднем Днепре;
3) сформировать на Черном море Отряд судов особого назначения.
Означенные формирования произвести распоряжением начальника Морского управления, определив состав судов, в зависимости от требований боевой обстановки.

3. Ввиду очищения области войска Донского от противника и выхода наших войск на реки Волга и Днепр, приказываю: Донскую военную флотилию и Морскую тяжелую артиллерию перебросить на Волгу, Днепр и Черное море, где они должны войти в состав формируемых отрядов. Переброске подлежит личный состав и материальная часть нижеследующих частей:
а) на Волгу 2-й и 4-й дивизионы речных канонерских лодок, 6-й и 7-й дивизионы речных катеров, 4-й, 6-й и 8-й дивизионы Морской тяжелой артиллерии;
б) на Средний Днепр (Екатеринослав) 1-й дивизион речных канонерских лодок, 5-й и 7-й дивизионы Морской тяжелой артиллерии;
в) в отряд судов особого назначения — отряд судов Азовского моря в составе 3-го и 5-го дивизионов канонерских лодок.

4. Организацию, изложенную в п. 3, под непосредственным руководством начальника Морского управления, возложить на контр-адмирала Кононова, которого назначаю начальником речных сил, с непосредственным подчинением во всех отношениях начальнику Морского управления».

Приказом главнокомандующего ВСЮР за № 2426 от 21 сентября 1919 г., в дополнение его же приказа за № 1317 от 27 июня 1919 г., был объявлен следующий состав РСЮР:

«Штаб РСЮР; /155/
Волжская флотилия в составе:
1- го (7 катеров), 6-го, 7-го и 10-го дивизионов; Днепровская флотилия в составе:
2- го (4 броневых и 8 моторных катеров), 3-го (11 катеров), 5-го, 8-го и 9-го дивизионов;
Донской флотилии в составе 4-го дивизиона; Отдельный морской батальон; Гидроавиационный дивизион;
Царицынская, Киевская и Таганрогская морские базы;
3-й дивизион Морской тяжелой артиллерии.
Вышеуказанный состав РСЮР надлежит числить с 27 июня 1919 г.
Управление Морской тяжелой артиллерии со всеми дивизионами, кроме 3-го, исключается из состава РСЮР и поступает в полное распоряжение инспектора артиллерии ВСЮР».

15 сентября 1919 г, в непосредственное подчинение начальника Речных сил Юга России поступил Отряд особого назначения капитана 1 ранга Собецкого.

Приказами по РСЮР были расформированы Донская (№ 107 от 29 декабря 1919 г.). Волжская и Днепровская (обе — № 51 от 11 февраля 1920 г.) флотилии. Несколько позже приказом командующего Черноморским флотом было расформировано и Управление РСЮР вместе со штабом и снабжением. Временно исполнял обязанности начальника РСЮР контр-адмирал Фабрицкий.

И в заключение. На какой реке или на каком море, в каком экипаже ни приходилось потом сражаться чинам Донских флотилий, они всегда продолжали именоваться казаками, гордясь, что являются сынами Великого Дона — одними из первых поднявшимися на борьбу с большевизмом. /156/

Елагинские чтения. Выпуск IV: материалы конференции. СПб.: Изд-во «Петроний», 2009. С. 141-156.

Date: 2017-03-31 02:00 pm (UTC)
From: [identity profile] uldorthecursed.livejournal.com
"Через несколько дней Ростов был освобожден от красных." -- характерный эвфемизм... :-)

Date: 2017-03-31 03:58 pm (UTC)
From: [identity profile] voencomuezd.livejournal.com
Да, я тоже оценил.

Донская флотилия

Date: 2017-04-04 09:00 pm (UTC)
From: [identity profile] livejournal.livejournal.com
Пользователь [livejournal.com profile] vihrbudushego сослался на вашу запись в своей записи «Донская флотилия (http://vihrbudushego.livejournal.com/3532211.html)» в контексте: [...] Оригинал взят у в Донская флотилия [...]

Profile

voencomuezd: (Default)
voencomuezd

April 2017

S M T W T F S
      1
23 4 5 6 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 09:19 am
Powered by Dreamwidth Studios